Меню
12+

«Призыв», Общественно-политическая газета посёлка Палех и Палехского района Ивановской области

27.04.2018 10:01 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 17 от 27.04.2018 г.

Образ Снегурочки в искусстве Палеха

Автор: О. Колесова

Г.А. Жирякова, «Снегурочка», шкатулка, 1977 г., ГМПИ.

В Государственном музее палехского искусства открылась выставка «Снегурочка» в искусстве Палеха», посвящённая 145-летию пьесы А.Н. Островского и 195-летию самого автора.

12 апреля 1873 года в день своего 50-летия А.Н. Островский закончил работу над пьесой «Снегурочка». Причина появления «весенней сказки», ставшей творческой удачей автора – прозаическая: закрытие императорского Малого театра на ремонт. Понадобились спектакли, в которых драматическая, оперная и балетная труппы должны были выступать на сцене Большого театра. С предложением сочинить такой спектакль Дирекция императорских театров обратилась к А.Н. Островскому. Музыку же по личной просьбе драматурга заказали 33-летнему П.И. Чайковскому, молодому профессору Московской консерватории.

Т.И. Зубкова, «Снегурочка» очешник, 1945 г., ГМПИ.

Поначалу новая вещь называлась «Девушка-Снегурочка». Основой сюжета послужила народная сказка о девушке-снегурочке (опубликована И.А. Худяковым в 1862 г.). Среди персонажей были Иван-царевич, Авоська-дурачок и т. д. Берендеево царство, Ярило, Весна — всё это появилось позже, в процессе работы над пьесой. Сказочно-утопическое Берендеево царство устроено на началах правды и любви. Дети природы, берендеи живут с нею в счастливом согласии, радостно повинуясь ее основному закону – закону любви. Название народа взято из «Повести временных лет», но там оно принадлежит союзному Руси тюркскому племени. Источником поэтической образности пьесы «Снегурочка» явилась славянская мифология. Сведения о верованиях и религиозных представлениях древних славян Островский почерпнул из фундаментального исследования А.Н. Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу» (1865—1869 гг.). Обрядовые песни, игрища, образные мотивы лирических монологов составились из записей фольклористов и этнографов А.В. Терещенко, Т.И. Филиппова, П.Н. Рыбникова и др. Островский в качестве образца взял для себя лучшие поэтические летописные памятники. «Ритм, кажется, подходит к словам, я его извлёк из поэмы XII века – «Слово о полку Игоревом», – писал он П.И. Чайковскому. А.Н. Островский использовал фольклор не только русский, но и других славянских народов — например, украинский, именно там он почерпнул легенду о любви Мороза и Весны. Спектакль состоялся 11 мая 1873 года. На премьере дирижировал Н.Г. Рубинштейн. Участвовали знаменитые русские драматические актеры и певцы, балет, хор и оркестр Большого театра.

Образ Снегурочки в изобразительном искусстве начинает свой путь с постановки пьесы на домашней сцене мамонтовского кружка в Абрамцеве. Первым художником, запечатлевшим неземную красавицу в светлом сарафане и обручем на голове, был В.М. Васнецов. По его эскизам завсегдатаи абрамцевского кружка с увлечением готовили костюмы. Их работой руководила Е.Д. Поленова. Роли исполняли тоже собственными силами. В частности, сам Васнецов замечательно сыграл Мороза, а И. Репин – боярина Бермяту. Через три года В.М. Васнецов при участии И.И. Левитана и К.А. Коровина повторил костюмы уже для новой постановки «Снегурочки» в Русской частной опере Саввы Мамонтова с музыкой Н.А. Римского-Корсакова.

К созданию живописного образа Снегурочки имел отношение и М. Врубель. В 1898 году он написал декоративное панно «Снегурочка» для дома А.В. Морозова. В 1912 году своё видение Снегурочки представил Н. Рерих. В.М. Васнецов, Н.К. Рерих, М.А. Врубель – живописцы, благодаря которым Снегурочка «обрела» свой снежный образ: белый длинный сарафан, повязку на волосах (летний вариант), светлое снежное облачение, опоясанное мехом горностая. Снежную девушку запечатлели на своих полотнах и другие художники: Александр Шабалин, Василий Перов, Илья Глазунов, Константин Коровин. Процесс формализации образа Снегурочки был запущен. Его стали тиражировать на рождественских открытках, в ёлочных игрушках, маскарадных костюмах. Снегурочка ещё до революции обрела новую жизнь вне рамок литературного и музыкального произведения, всего лишь как новогодний сказочный персонаж.

Поэтическая «образность», музыкальность пьесы А.Н. Островского, её фольклорная основа созвучна с традициями палехского искусства. Кажется странным, что на протяжении первого десятилетия существования палехской лаковой миниатюры в произведениях палешан так и не появились персонажи «весенней сказки» Островского.

Вероятно, это связано с тем, что после революции пьесу практически не ставили в театрах, а в конце 1920-х гг. Снегурочка как новогодний персонаж вообще попала под запрет. Её реабилитация, как и Деда Мороза, состоялась в 1935 году. В первых советских изображениях она представала маленькой девочкой, превратившись во внучку Деда Мороза.

Появление Снегурочки в искусстве Палеха непосредственно связано с пьесой А.Н. Островского, а именно с её театральной постановкой. В музейной коллекции хранятся эскизы костюмов, выполненные И.П. Вакуровым в 1936 г. В них, безусловно, прослеживается влияние В.М. Васнецова, особенно в эскизе декорации к прологу. Зимняя ночь, полная луна. Лес еще дремлет под снегом. Слева тёмный хвойный лес, справа редкий заснеженный березник, в центре на горе деревня берендеев. Это нельзя назвать простым заимствованием, подражанием. Формирование эстетических вкусов, художественных приёмов бывших палехских иконописцев, а потом основоположников палехской лаковой миниатюры, в том числе и Вакурова, происходило в ту же эпоху, что и первых создателей Снегурочки.

История весенней сказки Островского в палехской миниатюре начинается с образов, созданных Т.И. Зубковой. Композиция «Дед Мороз и Снегурочка с Весной» – одна из ранних ее работ, стилистика которой напоминает дыдыкинскую манеру. Влияние творчества А.А. Дыдыкина было столь велико, что начинающая художница стремилась ему подражать. Шкатулка «Снегурочка», написанная в 1944 году, экспонировалась на Всесоюзной выставке декоративного и прикладного искусства и получила высокую оценку. В дальнейшем на различных предметах Т.И. Зубкова неоднократно изображала действие пьесы. Композиция на очешнике (1945 г.) представляет редкий в те годы в палехском искусстве зимний пейзаж. Как и в пьесе Островского, лес наполнен многочисленными обитателями. Художница вновь обратилась к трогательной сцене прощания Весны и Снегурочки, а Мороз поручает лешему заботу о ней. Больше соответствует образу «весенней сказки» композиция на шкатулке «Мизгирь и Купава» 1962 г. Композиционные традиции палешан позволили художнице представить и гармоничный мир Берендеева царства, наполненный разными событиями, и зарождающуюся драму, создающую угрозу безмятежной жизни берендеев.

Нестандартное представление о Снегурочке дают театральные эскизы Б.М. Немтинова для хореографических миниатюр Л. Якобсона на музыку С. Прокофьева. Художник изображает Снегурочку с огромными синими глазами и обледеневшими ресницами. Необычен её наряд: прозрачное платье со снежинками, горловина которого обрамлена сосульками. Фееричен эскиз декорации с солнцем в виде разноцветных колец и лучей на чёрном фоне и рассыпавшимися по фону разноцветными снежинками. Вероятно, эскизы для этого спектакля первоначально создавала А.П. Хохлова в 1958 г. Они были выполнены лишь в карандаше.

Дед Мороз и Снегурочка вошли в общественную жизнь страны как обязательный атрибут новогодних праздников в 1950 году. Благодаря усилиям детских классиков Льва Кассиля и Сергея Михалкова, которые писали сценарии для кремлёвских ёлок, Снегурочка опять стала водить хороводы с ребятами. В палехской миниатюре также наблюдается всплеск интереса к этому персонажу. Значительная часть работ в коллекции ГМПИ датируется 1950-ми гг. Снегурочка теряет связь с пьесой Островского, её образ начинает самостоятельную жизнь, ассоциируясь то с символом застывших вод, то с древней языческой Костромой, обряд сожжения которой призван был обеспечить плодородие земель. К формализации образа Снегурочки, как это произошло в начале 20 века, палешане имели прямое отношение. Тем не менее, в искусстве Палеха существует немало произведений, представляющих авторское понимание и переживание драмы сценических героев Островского, а также гимническое прославление гармонии мироздания.

И.П. Вакуров, эскиз декорации к «Снегурочке», 1936 г., ГМПИ.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

224