Меню
12+

«Призыв», Общественно-политическая газета посёлка Палех и Палехского района Ивановской области

16.06.2017 09:59 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 24 от 16.06.2017 г.

«Мы принимаем всех!»

Автор: Е. Лакеев

В ближайшее воскресенье мы празднуем День медицинского работника: чествуем российских врачей, самых сердечных в мире.

Праздник праздником, но мы решили провести и его с пользой для здоровья, встретившись накануне с двумя врачами для самых маленьких — педиатрами палехской больницы Натальей Яковлевной Власовой и Людмилой Петровной Малявиной.
Их кабинеты находятся рядом, разделенные лишь уголком регистратуры с рукописными карточками. Несут они свою службу плечо к плечу, никогда не унывая сами, ободряя доброй улыбкой юных пациентов и их родителей. Каждый день к ним на прием приходят с разными недугами, как говорят сами доктора — по малейшему поводу. И Наталья Яковлевна и Людмила Петровна принимают всех, порой забывая про конец рабочего дня.
Мы поговорили о том, как воспитать здоровых детей, о мифах вокруг врачей, о трудностях материнства и радостях профессии детского врача.
«Мир детства невесом и тонок, я это ощущаю наяву, когда мне улыбается ребенок, я знаю, что не зря живу», — пусть эти слова Нины Викторовны Синевой, которые вспомнила в беседе Наталья Яковлевна, будут эпиграфом к интервью.

- Всегда интересно узнать, как люди выбирают свое место в жизни. Почему вы однажды решили пойти в медицинский?
- Наталья Яковлевна Власова (далее — Н.Я.): У меня был любимый педиатр Сусанна Владимировна Васильева, видите, я даже помню ее имя (улыбается). Она мне очень нравилась, внимательная, заботливая, хорошее впечатление производила. Так, будучи еще ребенком, я уже решила, что стану именно педиатром. Сначала пошла в Шуйское училище на медсестру, закончила, потом — на вечернее отделение института. Я постоянно общалась со своей вдохновительницей, она всегда помогала, давала очень ценные рекомендации. Так что можно сказать, я переняла и опыт, и желание учиться от своего детского врача.

- Людмила Петровна Малявина (далее — Л.П.): А у меня была любимая и уважаемая учительница в школе Римма Михайловна Штыкова. Она преподавала биологию. Медицина — это же биология в первую очередь. И все началось с посещений биологического кружка, где было интересно, и появился особый настрой на медицину. После школы я пошла в Ивановский медицинский институт сразу на педиатрию.

- Раньше тоже было сложно поступить в мед и долго учиться?
- Л.П.: И поступить сложно и учиться, да, непросто. В отличие от большинства институтов учились там по шесть лет.
- Н.Я.: А у меня семь с вечерним вышло.
- И ни разу не пожалели?
- Л.П.: Нет, конечно.
- Мне кажется, это очень сложная работа в том плане, что нужно постоянно общаться с детьми, которые не в настроении, они больны. Как вы ладите с малышами, с подростками?
- Л.П.: Общаться приходится и с детьми и с папами-мамами, бабушками.
- Н.Я.: Мы всегда стараемся ласково встретить, улыбнуться, похвалить. И маму хвалим за то, что хорошо ребенка лечит и следит за ним.
- Л.П.: К слову, у меня терпимость к пациентам пришла с опытом. Я молодая была совсем не терпимая! Особенно когда пациенты не выполняли мои рекомендации, которые мне казались обязательными. Но потом пришло понимание, что все мы разные и у всех свое видение жизни.
- Интересны такие детали: сколько ребят приходит на прием за рабочий день?
- Н.Я.: Очень по-разному бывает! Сегодня немного. А в эпидемию или когда вспышка заболевания, случалось, мы принимали и вне рабочего времени с тройной или удвоенной нагрузкой. Мы принимаем всех!
- Л.П.: Если говорить об эпидемии, то бывает до 40 пациентов на приеме.
- Смена времен года как-то влияет на эту цифру?
- Н.Я.: Да, конечно осень-весна самые насыщенные, зимой тоже традиционно больше болеют. Но иногда бывают исключения. Из моего опыта, помню, как-то была в августе аденовирусная инфекция, и мы принимали и по 20, и по 30 человек в день.
- Л.П.: Может быть любое время года, всё зависит от возбудителя болезни. Эпидемии вызывают вирусные заболевания. Еще много обращений к нам в период поступления ребят в вузы, как сейчас, в июне.
- Вы замечаете разницу между современными родителями и теми, кто растил детей 20 лет назад?
- Н.Я.: На мой взгляд, люди стали более ответственными и внимательными. Раньше, бывало, приезжали из района с совершенно запущенными детьми. Такие ребята трудно лечились. А сейчас мамочки обращаются, можно сказать, по малейшему поводу.
- Просвещение сыграло роль?
- Н.Я.: Я думаю да. Интернет.
- Существуют два типа родителей: одни вас слушают, другие говорят: «А я вот читала…», то есть они «все знают» заранее. Как вы реагируете на «всезнающих»?
- Л.П.: Да, пожалуйста! Я внимательно отношусь к знаниям своих пациентов, но мы врачи обязаны делать свои назначения в рамках строгих федеральных стандартов.
- То есть вы не пытаетесь конкурировать, к примеру, с популярным доктором Комаровским, который очень заметен в Интернете, поскольку активен во всех социальных сетях?
- Л.П.: У него большой авторитет. Я спокойно воспринимаю информацию, иногда продвинутые мамы даже что-то новое расскажут.
- Н.Я.: Сейчас родители все равно больше слушают врачей, чем бабушек и соседей. И к нам по-прежнему больше доверия, чем к Интернету.

- Я слышал, что у молодых мам есть два основных страха: первый, что ребенок замерзнет, и второй, что он умрет от голода. Можете прокомментировать?
- Н.Я.: Будучи уже врачом, родив первого ребенка, я тоже испытала эти страхи! Мне казалось, что ребенок не прибывает (не набирает вес — прим. ред.), что он постоянно голодный. Я схватила дочку в охапку и побежала в больницу (смеемся). Выяснилось, что прибыла она у меня на килограмм, а ей еще даже месяца не было, я успокоилась. Такие чувства переживают, в основном те, у кого первенец. Потом они проходят. Мы в свою очередь, стараемся успокоить: «Приходите, взвесимся». Мы взвешиваем ребенка до и после кормления. Конечно, оказывается, что молоко есть, и его предостаточно.
- Л.П.: А у меня, например, замечательная медсестра Светлана Юрьевна Марова. Она обладает таким хорошим жизненным и профессиональным опытом, что молодые родители к ней нередко обращаются за компетентным советом, и все страхи у них улетучиваются.
- Коллектив у вас хороший.
- Н.Я.: Надо отметить — замечательный! Дружный, мы выручаем друг друга и порой советуемся коллегиально, чтобы принять решение.
- В современном мире есть возможность кормить новорожденного исключительно молочными смесями. Как вы относитесь к этому?
- Н.Я.: Смеси большое подспорье, но важнее и лучше для здоровья детей, когда их мамы кормят своим молоком. Такие дети реже болеют, у них более тесная связь с мамой.
- Почему сейчас многие родители отказываются вакцинировать своих детей?
- Л.П.: Родители не прививают детей, думая, что этих инфекций нет, и создается ощущение иллюзорной безопасности.
- Н.Я.: Интернет влияет. Где-то стал известным случай осложнения после вакцины, он может быть один на многие тысячи — но его раздувают. И родители начинают, конечно, бояться прививок. За те 45 лет, что я проработала здесь, было одно осложнение на прививку, и то не подтвержденное иммунологически.
- Вообще отказ от прививок имеет массовый характер в районе?
- Н.Я.: Нет-нет. К нам даже иногда приходят родители, торопят: «У нас эта прививка не сделана». А по медицинским показаниям им еще вроде рановато, и мы вынуждены даже притормаживать вакцинацию.
- Итог: прививки — это не опасно?
- Л.П.: Опасно не делать прививку! Если ребенок становится инвалидом или даже погибает от коклюша, полиомиелита, дифтерии (а они никуда не исчезли, и это не экзотика) — в таких случаях молчат. Антивакцинальная пропаганда, шумиха в Интернете, чреваты последствиями.
- Н.Я.: Представьте себе, что ребенок, по-русски говоря, где-то «подхватил» вирус полиомиелита, пусть даже вакцинальный штамм. Такой малыш будет всегда хромать, и это в лучшем случае! Опасно делать прививку, если ребенок не здоров. Мы спрашиваем есть ли в семье больные и как ребенок себя чувствует. Может он болел недавно, тогда мы откладываем вакцинацию на какой-то срок. Раньше, кстати, прививки делали без осмотра врача, просто капали капельки в рот.
- Это была такая государственная политика?
- Н.Я.: Да, теперь более строго к этому подходят. Учитываются показания, противопоказания.
- Знаете, старшее поколение все еще повторяет, что подгузники это вредно, дорого, да и просто вам, молодым, лень стирать. А с точки зрения медицины — подгузники мешают ребенку нормально развиваться?
- Л.П: На мой взгляд абсолютно не мешают, подгузники — это хорошая история, точно такая же, как и стиральная машина-автомат. Лучше мама подольше задержится на прогулке с ребенком, чем будет заниматься бесконечной стиркой.
- Н.Я.: Безусловно, существуют индивидуальные особенности, у некоторых детей бывает гиперчувствительная кожа. Но сейчас такой выбор подгузников: и дышащие, и всякие разные. Так что подгузники — это благо.
- Вопрос про гаджеты и мультики: как вы относитесь к тому, что детям практически с рождения в руки попадают телефоны, планшеты? Мне кажется, если переусердствовать с просмотром мультиков и играми, то рано или поздно придется постучать в ваш кабинет с жалобой: «Что-то он у меня плохо засыпает».
- Н.Я.: Это, безусловно, вред. Даже когда мама, чтобы поработать, включает телевизор и ребеночек отвлекается. В более старшем возрасте развивается привыкание.
- Л.П.: Здесь еще есть такой момент, когда ребенок с гаджетом в руках, то все внушения делаются ему из этого устройства, а не со стороны родителей. Одно дело мама читает книжечку и сама комментирует «зло-добро», а другое дело, когда из очень яркого привлекательного мира гаджета сеется не всегда хорошее семя в юную восприимчивую головку. К тому же это огромная нагрузка на нервную систему ребенка, даже если он просто слушает телевизор фоном.

- А что самое приятное в работе, то от чего хочется гордиться этой работой?
- Л.П.: Радует, что медицина движется стремительно вперед, и те дети, которые в начале нашего пути могли бы погибнуть или становились инвалидами, сейчас выздоравливают, живут и учатся в школе.
- Н.Я.: Сейчас даже новорожденных оперируют, проводят операции на сердце. Из родильного отделения сразу направляют в Москву в институт сердечно-сосудистой хирургии. Год-два малыш пробудет на инвалидности по тяжести операции, а потом ее снимают и человек практически здоров.
- Л.П.: Лекарственные препараты появились такие, что очень помогают в работе.
- А в лечении главное лекарство?
- Н.Я.: Не только, иногда нужно просто успокоить маму, сказать, что ничего сложного и страшного у ребенка нет.
- Л.П.: Лекарства важны, но образ жизни в семье, пожалуй, — это самое главное!
- Вы пробуете заходить на территорию внутрисемейного климата?
- Н.Я.: Конечно, мы даем рекомендации, призываем родителей к здоровому образу жизни. Представьте, приходишь навестить младенца, а в квартире дым коромыслом стоит: папочка курит. А то и мамочка, это сейчас не редкость. Вторгаемся, объясняем, что курение при детях не допустимо.
- Л.П.: Когда родители курят, то их дети тоже курят вместе с ними, вдыхая этот дым.
- Н.Я.: Сейчас принято считать, что пассивное курение более опасно.
- А кроме курения, какие моменты в наших семьях хочется исправить?
- Л.П.: Очень хочется исправить питание, скажу я так, со вздохом (невыполнимая мечта).
- Как? Отменить сосиски и майонез? (смеемся).
- Н.Я.: Всякие чипсы, сухарики, майонезы и все прочее, чупа-чупсы.
- Л.П.: Да, но кроме вредной еды, повторимся, надо ограничивать телевизор и компьютер.
- Но технику совсем нельзя исключить, наступит средневековье. Наверное, надо прививать культуру потребления и гаджетов, и сладостей. Как это сделать, конечно, уже не к вам вопрос.
- Л.П.: Иногда без лекарств, только лишь на правильном питании детки выздоравливают, и родители радуются: только изменили рацион, а живот перестал болеть.
- Сейчас существует масса платных медицинских клиник, люди туда едут, получают более быстрое обслуживание и результаты. Как вы относитесь к таким конкурентам?
- Л.П.: Да, я только рада, пусть наши пациенты ездят и обследуются! Будет больше информации по ребенку. Но все-таки большинство детей на консультацию к специалистам едут в областную клиническую больницу на бесплатный прием.
- Н.Я.: Мы иногда рекомендуем сдать определенный анализ, который у нас не делается. Это дополняет картину. Да и нет такого, чтобы специально люди ездили только в платные клиники.
- Л.П.: Да, такого нет. Это когда очень сложный вопрос стоит, и нужна разная диагностика.
- Конечно, я мечтал спросить какой у вас почерк. Знаете, из области мифов о врачах.
- Н.Я.: Почерк у Людмилы Петровны красивый, а у меня не очень! (смеемся). Я тороплюсь и стараюсь записать всё во время приема. Кстати, скоро к нам придет новшество: электронная медицинская карта, будем работать на компьютерах, и бумажные карточки станут музейной вещью.
- Л.П.: В нашей палехской ЦРБ у многих докторов красивый почерк, так что это скорее миф (улыбается).

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

275