12+

«Призыв», Общественно-политическая газета посёлка Палех и Палехского района Ивановской области

Главная / Статьи / Мария Ларионова: «Папа мог бы легко ужиться в новой цифровой системе координат»
05.10.2017 14:55
  • 287
  • 4
В печати не опубликовано!

Мария Ларионова: «Папа мог бы легко ужиться в новой цифровой системе координат»

Михаил Ларионов. Автопортрет (эскиз).

Мы вспоминаем палехского художника Михаила Ларионова (1963 – 2007), как превосходного рисовальщика, подвижника и философа, талантливого мультиинструменталиста, человека способного рассмешить, удивить и вдохновить. Улыбка и последующий интересный рассказ с участием Миши (или Майкла, как его называли друзья), – вот составляющие реакции на произнесенное «Миша Ларионов». Добрым словом его вспоминают даже идейные оппоненты из того времени, когда казалось, что местное искусство имеет лишь только один верный путь.

Михаил Ларионов без сомнения представитель поколения людей, которые в «палехские 90-е» бросились с энтузиазмом строить свою реальность: кто-то возрождал занятие иконописью, кому-то грезился новый прорыв палехской миниатюры на поле современного искусства. Все они были свободными, смелыми, неутомимыми в своем желании не потерять, а приумножить то палехское, что смогли уловить. Одним из них был Михаил Ларионов, возможно, самый яркий из того сумбурного, на первый взгляд, созвездия.

Незаметно пролетело десять лет, как не стало этого влюбленного в Палех человека. Начало октября – грустная пора для всех, кто его знал, но 5 число самого листопадного месяца – это и повод еще раз вспомнить Михаила Игоревича.

Накануне мы встретились с его дочерью – Марией Ларионовой, которая занимается дизайном, живет в Москве, но старается не терять связь с малой родиной, не оставлять без внимания Палех: ее силами организовано несколько фестивалей «Яблочный Спас». Последний проект Маши посвящен памяти отца.

–  (Цитирую Михаила Ларионова) «Мы постоянно обмениваемся газетными вырезками, фотографиями себя любимых, поем друг другу песни по телефону, даем сами себе интервью. Давеча увидел телекамеру и стал давать интервью, руками размахался, раскраснелся. Только через час сообразил, что это дверной глазок». Маша, твой папа, кажется, ко всему относился с долей здоровой иронии. Но вспомни, пожалуйста, те моменты, когда он оставался серьезен. К чему Михаил Ларионов подходил без шуток?

– Мне хочется ответить на этот вопрос: «Ну, конечно, отношение к работе было самым серьезным». Однако потом в голове пролетает вся лента из выполненных им работ, и становится очевидным, что юмор настолько органично сливался с папой, как с личностью, что эта грань серьезности и смеха была стерта. Я видела и суровые взгляды, и сосредоточенную работу, и порой раздражение — но сейчас кажется, что скатиться в излишний скептицизм/сарказм/депрессию и прочее порой легче, чем держать равновесие, которое было у папы.

– Ты рассказываешь про отца тем, кто его не знал?

– Да, в основном про детские шалости, и всякие истории из счастливого детства. Но когда хочется рассказать о его художественных работах, то совершенно нечего показать в Интернете. А теперь будет – я готовлю сайт!

– Расскажи подробнее об этом.

– Проект на самом деле прост – я хочу создать площадку, на которой можно собрать всю проделанную папой работу, а также воспоминания друзей и коллег. Пока я сделала только страничку с одной работой, и мне показалось, что просматривать лаковую миниатюру на экране совсем не хуже, чем в реальности, потому что есть время все разглядеть основательно, понять ход мыслей и историю создания, и на 10 минут вывалиться из шоковой новостной череды.

Надеюсь, что у меня получится составить несколько таких страниц, и в течение года я буду знакомить посетителей ресурса с работами и процессом. В этом предприятии есть, конечно, свои подводные камни, но ведь так всегда – то, что кажется простым, несет за собой «вагон и маленькую тележку».

Кстати, дорогие читатели, если вам есть, что сказать и вспомнить о Михаиле Ларионове, пишите мне письма мелким почерком (улыбается). В будущем, я надеюсь, что подобные проекты можно делать о разных палешанах.

– Как ты считаешь, что бы Михаил сделал сразу же, окажись он 2017 году: завел инстаграм, пошел в новый музей, послушал новую музыку и т.д.?

– В 2007 у нас в семье появился мобильный телефон, интернет. У папы был самый простой мессенджер с никнеймом «Худрук», мы «гуглили» Умму Суммак, я показывала ему группу «Полюса», а ведь это было только начало, и ему было все новое безумно интересно... Я до сих пор составляю мысленный список того, что я бы хотела ему отправить. Думаю, папа мог бы легко ужиться в новой цифровой системе координат! Наверняка он бы записывал музыку на телефон, писал нам смешные сообщения и оставлял красивые картинки на «стенах» друзей.

– В это легко поверить! Опиши, пожалуйста, как в основном проходил обычный день в вашей семье?

– Завтрак в 12.00 под радио России, потом все расходились по делам, папа поднимался к себе наверх, работал, читал. Вечером мы опять встречались за ужином, ездили на речку, играли в бадминтон. Или смотрели телевизор вместе. А потом папа опять шел на второй этаж и работал там иногда до утра. Наверное, это было самым продуктивным для него временем, когда никто не мог ему помешать.

– Ты что-то переняла у него в быту или работе?

– Долгое время я работала также как он по ночам, но сейчас не могу себе такое позволить. Я не начинаю работу, если не сделаю карандашный эскиз даже для самой простой картинки. Всегда слушаю радио или что-то полезное за рабочим столом. Когда у меня творческий ступор, я смотрю картинки со средневековыми сюжетами, Брейгеля, авангардистов, обожаю Бидструпа. Я унаследовала эту любовь от папы.

– «Я сын инженера», – так любил говорить Михаил Игоревич, объясняя свою страсть к конструированию, а ты, значит, – дочь художника?

– «Внучка инженера» – тоже иногда вплывает в разговоре (смеется). Дочь, конечно, но пересмотрев в очередной раз папины рисунки, мне показалось, что творческий разрыв просто огромен, и мне есть куда расти в плане подхода к работе, и к самой себе, наверное.

– Расскажи о том, как повлияло занятие отца на твой выбор стать дизайнером-иллюстратором.

– Когда-то этот выбор дался нам непросто, документы в ПХУ были собраны, но внезапно, буквально в два дня вектор учебы был изменен, и я поступила в Ивановское художественное училище на графический дизайн.

Я замечала, как папе было интересно слушать мои рассказы про офортный станок или упаковку, но, к сожалению, когда я поняла, что с папой можно и нужно разговаривать о работах и перенимать опыт – такой возможности не стало вместе с папой.

Люблю рисовать всяких человечков, сценки с их участием, взаимоотношения между ними. Раскидываю пятна и закручиваю фигуры, а, значит, не только впиталось «папино» и «мамино», но и просто Палех.

– Неужели не было сопротивления, проблемы «отцов и детей»?

– Было, когда мой выбор профессии стал очевиден, папа заставлял рисовать крынки, а мне хотелось убежать гулять. Долгое время думала, что буду кем угодно только не художником – так что да, чувства сопротивления родительской профессии были. Да и уход в дизайн был когда-то тоже своего рода протестом, я не думала тогда, что есть ещё профессия иллюстратора и что вообще все можно сочетать.

– (Цитирую палехского художника Алексея Жирякова) «Во время съемок фильма Миша закричал: «Стойте! Стойте! Ребенок!» Боялся его случайно напугать происходящим. Как не вспомнить: «Деточкин очень любил детей». Твоего отца обожала вся соседская малышня, чем он их «брал»?

– Да просто относился к нам как к равным и не играл родителя (нет, ну, конечно играл иногда). У меня в запасе миллион историй про игры в пластилиновую хирургию, Аэлиту вместо обычной бумажной куклы, проволочного Кена, игру в «Николая Носкова» (когда в лицо периодически попадает носок), и, конечно про вечерний бадминтон. Думаю, многие вспоминают те летние турниры, в которых вообще все забывали свою возрастную категорию.

– Расскажи о самой ценной для тебя работе художника Михаила Ларионова.

– Я люблю шкатулку на произведение Лескова «Леди Макбет Мценского уезда». Когда-то папа дал мне прочитать книжку, а потом начал работать над эскизами. В тот момент пришло понимание того, что можно обо всем рассказать в миниатюре, даже когда много букв и сюжетов. И я прошла с ним путь от задумки до реализации.          

– Чем Ларионов-художник интересен сегодняшнему зрителю (в том числе коллегам – художникам лаковой миниатюры)?

– Тем, как он работал с пространством, сюжетами, пластикой, как тщательно прорабатывал персонажей и сцены, был верен себе и своим интересам. Он пример художника, окунающегося в процесс – за каждой работой стоят горы эскизов и книжек.

– А ты помнишь то время, когда вначале 2000-х готовились выставки «После зимы»?

– К нам домой приходили люди, папа черкал карандашом по их аккуратным эскизам, много разговаривали, коробки на полу, суета. Для меня выставка казалась обычным ходом вещей, будь то выкладывание в витрину домашних мелочей или изготовление подставок для работ из проволочки. Я даже, кажется, не приходила на открытия, просто не понимала насколько такой проект был действительно интересен и необычен, как это видится сейчас.

Михаил Ларионов. Эскиз к работе

– Ну что, понравилась бы ему обновленная каланча?

– О нет! (смеемся). Если кто-то забыл, то папа в свое время написал миллион писем о внезапном фиолетовом цвете, в который стала перекрашиваться крыша церкви, на которую он смотрел каждый день из окна. А для каланчи он делал эскиз флигеля, но орел победил, конечно же.

Это ужасно обидно, что в таком крохотном месте делается подчас все, чтобы разрушить камерность, которую на самом деле легко поддерживать, не вешая огромных рекламных баннеров, не перекрашивая здания в кислотные цвета.

– Назови, пожалуйста, самое ценное для тебя тогда/сейчас, что вы делали вместе с отцом?

– Участие в концертной деятельности «Сейфа» были когда-то самым дорогим. Мне нравилось синхронизироваться с отцом в движениях, переглядываться на концертах.

А сейчас все связанное с папой кажется важным и особенным, не забыть и не потерять то детское счастье, которое тогда было.

Михаил Ларионов. Эскиз к работе

Цветные фотографии законченных работ Михаила Ларионова можно посмотреть, заглянув на сайт Машиного проекта: http://sobitie.tilda.ws/parohod_larionov

Написать Маше письмо: makkaronina@gmail.com

Автор: Беседовал Е. Лакеев

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

Объявления

Реклама

Читатели на сайте

Вверх