Меню
12+

«Призыв», Общественно-политическая газета посёлка Палех и Палехского района Ивановской области

26.02.2021 09:21 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 9 от 26.02.2021 г.

Прекрасная альтернатива классической охоте

Автор: М. Владимирова

Многие палешане знают Дмитрия Щаницына как потомственного художника, но сегодня мы познакомим читателей нашей газеты с ним не как с художником, а как с фотоохотником. Он согласился дать интервью корреспонденту нашей газеты.

– Дмитрий, недавно в нашу редакцию принесли фотографии животных и птиц, которые вы сделали в лесу. Они просто поражают. Все мы ходим в лес, иногда птицы вылетают прямо из-под ног. Но успеть их сфотографировать просто невозможно. А вам это удается. Как началось ваше увлечение фотоохотой?

– Моя любовь к лесу появилась еще в детстве. Мой отец, Юрий Анатольевич, настоящий охотник с большим стажем. В нашей семье до сих пор вспоминают о том, как он вместе со мной ходил на охоту. Когда я был совсем еще маленьким, родители оставались со мной по очереди. Когда приходила очередь отца, он укладывал меня в санки и шел в лес, потому что очень любит природу. Отец рассказывал, что когда я засыпал, он ставил санки под елку, а сам с ружьем отправлялся по следу зайца, стараясь побыстрее вернуться назад. Когда я подрос, то стал ходить на охоту вместе с отцом, мечтая о том, чтобы мне подарили настоящее ружье. Но до 18 лет охотиться нельзя, поэтому я ходил в лес с фотоаппаратом. Фотоаппараты в то время были пленочные, и я старался не испортить ни одного кадра. На мой старенький фотоаппарат «Смена» мне удалось как-то раз сфотографировать кабаниху с поросятами. Это был удачный снимок, а фотографировать я научился в фотокружке, который вел А.А. Сурин.

– То есть вы стали фотографировать зверей, а охотиться вместе с отцом перестали?

– Увлечение фотографией не помешало мне стать охотником. Когда мне исполнилось 18 лет, отец переписал на меня ружье, раньше принадлежавшее моему прадеду, и я стал охотиться вместе с ним.

– Выходит в вашей семье охотой занимались не одно и даже не два поколения?

– Это не совсем так. Охотником был мой прадед, а дед, хоть и очень любил животных, никогда не охотился – он был ветеринаром.

– Расскажите, пожалуйста, как от охоты, вы перешли к фотоохоте?

– Когда у меня появилось ружье, то я вошел в бригаду охотников района. У нас была очень хорошая бригада, мы вместе охотились на лосей, кабанов, волков. Вместе делали солонцы для лосей, раскладывали в них соль, сажали елочки – это положено было делать всем охотникам. Браконьеров среди нас не было, мы с уважением относились к зверям.

В 90-е годы у многих художников появились видеокамеры. Мы тоже приобрели камеру, с которой я стал ходить в лес. Это было интересно. Снимал всех зверей и птиц, которые попадались в поле зрения.

В это время Олег Шуркус сделал из своего фотоаппарата «Зенит» фоторужье, он показывал фотографии, которые у него получались – красивые, качественные фото зверей и птиц. Я тоже решил перейти на фотографии. Приобрел фотоаппарат «Никон» с мощным телеобъективом и стал снимать. Мечта сбылась. Я не убиваю зверей и птиц, но постоянно бываю в лесу и наблюдаю за ними.

– Но ведь можно часами ходить по лесу и не сделать ни одного снимка?

– Бывает и так. И все же иногда я возвращаюсь с новыми снимками. Я знаю места, где гнездятся интересующие меня птицы, где водятся те или иные животные, знаю их повадки и пользуюсь этим.

– Значит, вы как охотник идете по следу зверя, чтобы его сфотографировать?

– Охотнику немного легче: он увидел зверя, выстрелил – добыл. Кстати, охотники никогда не говорят «убил» зверя, а говорят «добыл», то есть они добытчики, а не убийцы. А мне нужно не только приблизиться к животному на достаточно близкое расстояние, но и учитывать ракурс и освещение. Абсолютное большинство лесных зверей и птиц умеют быстро бегать, прыгать, летать и совсем не желают фотографироваться. Кроме того, они прекрасно маскируются и живут в мире, который не приемлет человеческого присутствия.

Настоящие фотоохотники не считают достойной «добычей» снимки птиц и зверей в зоопарках, ручных или раненых. Но все прекрасно понимают, насколько сложно бывает сфотографировать волка или рысь в дикой природе, поэтому если кому-то удается получить подобные фотографии, то такой трофей очень ценен для того, кто его получил.

– Но вам удалось сфотографировать и рысь, и волка, мы видим их на ваших фотографиях.

– Волк на фотографии получился недостаточно четким. В это время я шел около прудика, услышал какие-то посторонние звуки. Думал – бобер. Подошел тихонько ближе. Вижу, в кустах стоит волк и доедает лося. Волки обычно охотятся вдвоем или стаей, на этого лося похоже также охотилась стая волков, но доедать добычу остался только один волк. Я фотографировал его сквозь камыши, поэтому изображение волка немного смазано. Когда я шагнул ближе, волк услышал посторонний звук и ушел.

А рысь я мечтал сфотографировать в течение нескольких лет. Ходил в места, где они обитают, видел их следы, один раз рысь быстро пробежала мимо меня, но снять не получалось. Однажды, когда шел по лесной дороге, увидел, что навстречу мне идет молодая рысь. Она смотрела прямо на меня, я успел сделать несколько кадров, затем она убежала.

– Говорят, что в наших лесах и медведи водятся?

– Медведи у нас также есть. Но мне только один раз удалось снять на камеру медведя. Мы с Шуркусом ходили снимать глухарей, на обратном пути сели отдохнуть. Слышим, к нам кто-то идет, ломится через кусты. Вижу в камеру – лапа огромная, медвежья. Медведь вышел на пересечение дорог, где-то на расстоянии двадцати метров был от нас, затем услышал щелчок и бросился прочь. У нас встреча с медведем редкое событие, а на Камчатке они спокойно ловят рыбу в присутствии людей. Фотоохотники их в это время снимают.

– Волки, медведи, рыси, а вы ходите в лес без ружья. Не боитесь?

– Я считаю, что страх перед дикими животными остался у нас от наших далеких предков. Я много хожу по лесу и ни разу ни один зверь не бросился на меня. Они знают, что человек сильнее и уступают ему дорогу. Конечно, бывают и исключения. Бывали в истории волки-людоеды, которые убивали детей, но это было давно после войны. Опасаться стоит зверей больных бешенством, но они редко встречаются. Гораздо опаснее ходить по пешеходным переходам в больших городах, там чаще гибнут люди, чем в лесу.

– А это что за зверь с полосатой мордочкой на снимке? И почему ласка в белой шубке, хотя снега уже нет?

– Зверь с полосатой мордочкой – это барсук. Барсуков осталось совсем мало, так как многие лечатся барсучьим салом и почти всех барсуков уничтожили, барсучьи норы стоят пустыми. А ласка просто не успела после зимы сменить свою шубку.

– У вас много фотографий лосей, кабанов, глухарей, тетеревов. Как вам удалось сделать эти снимки?

– Чтобы сделать фотографию, например, лося, надо подойти к нему как можно ближе. Я знаю, в каких лесах обитают лоси, знаю их повадки, но сложно подойти к ним близко, они очень осторожные. Голосом произвожу звуки, как будто вызываю лося на поединок. Для большей достоверности задеваю с шумом кусты, ломаю ветки. Лось, думая, что идет его соперник, приближается. Успеваю сделать несколько снимков. А фотографию маленького рыжего лосенка я сделал случайно. Сидел высоко над землей на поваленном дереве, вдруг подо мной что-то зашуршало. Смотрю – маленький лосенок. Когда я доставал фотоаппарат, то произвел какие-то звуки. Лосенок испугался, отбежал и стал звать свою маму. Я сидел тихо. Лосенок успокоился и стал жевать листья. Так я его и сфотографировал с листиком во рту.

Сложно было сфотографировать лису. Как-то раз иду по лесу, вижу: лиса спит на солнечной полянке. Стараюсь подойти к ней поближе, а она чутко спит. Сделаю шаг – замру, а она глаза приоткроет и снова засыпает. Расстояние в 100 метров я преодолел за полчаса, но зато какие интересные снимки получились.

Интересно наблюдать за глухарями на глухариных токах. Глухарь – это самая большая птица, обитающая в наших лесах.

Брачный период, который называется глухариным током, начинается в марте месяце и длится где-то месяц. Во время съемок глухарей приходишь около шести часов вечера в шалаш, который был заранее построен на току, и ждешь прилета птиц. Обычно это происходит в апреле. Наконец слышен шум – подлетают глухари и устраиваются спать на деревьях. Шуметь и выходить из шалаша нельзя, если они услышат, то улетят в другое место и пропала съемка. В шалаше холодно и темно, но надо ждать рассвета. Под утро глухари просыпаются, начинают свою песню, один за другим спускаются на землю. Подлетают глухарки. Глухарей много, но часто все самки выбирают одного и того же самца, стараются быть к нему поближе. Драк между глухарками я не видел, но глухари между собой дерутся, да еще как! Бьются они отчаянно, но никогда не убивают своего соперника. Мне удалось снять драку глухарей, а это большая удача.

К сожалению, глухарей в наших лесах становится все меньше. Для жизни и пропитания глухаря нужен взрослый сосновый лес, а сосновые леса в нашем районе сводятся еще молодыми. Вместо них вырастает мелкий осинник.

– Я тоже часто хожу в лес и замечаю, что леса в районе спиливают, пилят даже молодые сосны, но нигде не видела новых посадок.

– Новые посадки есть, хоть их и немного. Но чтобы вырастить взрослые сосны нужно не менее 100 лет, а сосновых боров в районе практически не осталось.

– Вы говорили, что когда в молодости охотились с другими охотниками, то никто из вас не был браконьером. А как обстоят дела с браконьерством сейчас?

– Среди членов нашей бригады браконьеров не было, хотя браконьеры в районе были всегда. Сейчас часто стреляют зверей с движущегося транспорта: с вездеходов, УАЗиков, снегоходов, что категорически нельзя делать. Зверям нет покоя ни днем, ни ночью. Уничтожить природу легко. А что останется после нас?

– Не хотелось бы заканчивать беседу на такой грустной ноте. Как вы думаете, у фотоохоты есть перспективы?

– Фотоохота – прекрасная альтернатива классической охоте. По сути, от обычной охоты фотоохота не отличается ничем. Все знают мультфильм «Трое из Простоквашино», где Шарик полдня бегал по лесу, чтобы сделать снимок и еще полдня, чтобы его отдать. И это действительно так — фотоохотники тратят много времени в погоне за хорошим кадром. Ведь ловить момент для съемки нужно более тщательно, чем ловить момент для выстрела. Чтобы получить хорошие кадры, «охотник» должен быть и биологом, и орнитологом, и географом. На фотоохоте зверя нужно застать в естественной среде, с удачным ракурсом, освещением, фоном и сделать снимок.

В настоящее время все больше людей увлекается фотоохотой. В России есть союз фотографов дикой природы, и я уже два года являюсь его членом. Главным законом для нас является девиз «Не навреди», поэтому мы даже птиц на гнезде стараемся не снимать, чтобы их не потревожить. Самые интересные фотографии мы выкладываем в Интернет. Там же многие фотоохотники делятся своим опытом и своими секретами. Так что считаю, что у фотоохоты большое будущее.

Мы благодарим Дмитрия за интересное и познавательное интервью. Желаем ему удачи и новых интересных снимков.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

169