Меню
12+

«Призыв», Общественно-политическая газета посёлка Палех и Палехского района Ивановской области

10.07.2020 10:27 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 28 от 10.07.2020 г.

Тракторист на селе - человек незаменимый

Автор: Т. Залесская

Зоя Анатольевна и Александр Евгеньевич Игнатьевы.

Когда в средствах массовой информации говорят и пишут о детях войны, то иногда возникает представление об этих детях, как о несчастных, измученных голодом и непосильным трудом людях. А ведь они, будучи детьми, и во время войны радовались жизни, играли и шалили, посещали детский сад или школу. Те, кто постарше, шли работать – ведь время действительно было трудное. Большинство этих детей не стонали и не жаловались, они выросли гордыми, уверенными в себе, трудолюбивыми людьми. Об одном из этих людей мы расскажем сегодня.

Семь девок один я

Александр Евгеньевич Игнатьев родился в предвоенные годы 1 марта 1939 года в деревне Хмельники Палехского района.

Его отец, Евгений Лаврентьевич родился в 1890 г., как и все молодые люди, он женился. Его женой стала крестьянка из близлежащей деревни Новоселки, Евдокия Григорьевна. Обычно, если в деревне кто-то создавал семью, то родительская семья выделяла ему земельный надел. Но в семье Игнатьевых было четыре брата и одна сестра, а земли было мало, поэтому в поисках лучшей доли молодая семья переехала жить в Шую. Евгений стал работать у фабриканта Балина выездным конюхом. Семье выделили небольшую комнату, где родились дочери сначала Анна, затем Софья. Но в 1914 году началась Первая Мировая война, и Евгений Лаврентьевич был отправлен на фронт, он служил в кавалерии. Его жена с детьми осталась жить в Шуе, но вскоре хозяин их выгнал из комнаты, и Евдокии Григорьевне пришлось вернуться к своим родителям.

На фронте Игнатьев подружился с татарином, служившим с ним в одной роте. Этот солдат часто рассказывал про свои родные места, говорил, что у них много невозделанной земли и земля очень хорошая, дает отличные урожаи. Узнав, что в Хмельниках проблемы с землей, пригласил Игнатьева вместе с семьей переехать к ним, обещал свою помощь на первое время. В 1917 году, когда произошла революция, солдаты разъехались по домам. Вернулся на родину и Евгений Лаврентьевич. Осмотревшись в деревне и поговорив с женой, он решил воспользоваться приглашением татарина и уехать вниз по Волге. Вместе с ними поехал и его младший брат Василий.

Семья стала обустраиваться на новом месте, построили дом, завели скотину, но началась гражданская война. Деревню занимали то красные, то белые. Евдокия Григорьевна впоследствии рассказывала, что в их доме на постое стояли молодые красноармейцы, они подружились с Игнатьевыми, хозяин даже табаком с ними делился. А потом нагрянули белые, бой был неравный. Многие красноармейцы попали в плен, белые издевались над ними: связанными и раздетыми выгнали на всю ночь на мороз, а утром отрубали кому руку, кому ногу, затем красноармейцев расстреляли. Все жители деревни должны были присутствовать при расстреле, а ведь для многих жителей красноармейцы стали близкими людьми. После этого страшного дня у Евдокии Григорьевны стало болеть сердце.

А затем в Поволжье один за другим было два неурожайных года, один год еще можно было пережить, но второй год оказался очень тяжелым, да еще в деревню пришел тиф. Приняли решение: возвращаться в родную деревню. Собрав нехитрый скарб и скотину, семья двинулась на север. Дорога домой оказалась нелегкой: на обоз переселенцев то одна банда напала, то другая – забрали все: и пожитки, и скотину. В Хмельники семья вернулась пешком, без лошадей, без вещей и без скотины. Вновь стали налаживать хозяйство. Евгений Лаврентьевич вместе с братом занялся выделкой шкур, а выделанные шкуры отвозили на продажу в разные города. В одной из таких поездок был убит Василий, он получил деньги за шкуры, а с деньгами его не отпустили – убили. Евгений вернулся домой один.

В семье Игнатьевых родилось восемь детей, первые семь – девочки: Анна, Софья, Мария, Вера, Ольга, Нина, Александра и только восьмым родился сын, которого назвали Александр.

Саша Игнатьев с братом Володей Антоновым.

«Мужичок с ноготок»

Через два года после рождения Александра началась Великая Отечественная война. В Хмельниках и в ближайшей деревне Пестово в то время не было ни радио, ни телефона. Телефон был только в сельсовете в д. Новоселки, откуда гонцы и разъезжались по деревням, сообщая о начале войны. Началась мобилизация, мужчины один за другим уходили на фронт. В Хмельниках, в то время, было 26 домов, а все жители деревни носили четыре фамилии Игнатьевы, Мухрыновы, Барановы и Решетовы. Родственники тогда старались селиться рядом, чтобы помогать друг другу. 26 человек ушли из деревни на войну и только три человека вернулись здоровыми, трое – ранеными, один – контуженным, остальные погибли.

В то время в каждой деревне был свой колхоз, колхоз в Хмельниках назывался «Крестьянский труд», его председателем стал Евгений Лаврентьевич. Поскольку на момент начала войны ему уже исполнился 51 год, то в армию он не был призван. В военное время работали все: женщины, подростки и даже дети. Александр Евгеньевич вспоминает: «Когда наши матери утром уходили на работу, то нас заводили к одной бабушке Марии Сергеевне Федоровой, чтобы она присмотрела за нами. Эта бабушка водила нас и на пруд и на гороховое поле, где мы вдоволь наедались гороха. Мамы приходили покормить нас в обед и забирали поздно вечером, когда возвращались с работы».

Война закончилась, но послевоенные годы были очень трудными. 26 мая 1946 года умер Евгений Лаврентьевич, семья осталась без кормильца. Семья была большая, но в ней остался только один мужчина – Саша, которому к этому времени исполнилось семь лет. И часть мужских дел, несмотря на возраст, перешла к нему. Уже в шесть лет он с другими мальчишками гонял коней в ночное, помогал матери по дому. Как тут не вспомнить стихотворение Н.А. Некрасова «Мужичок с ноготок»:

«А кой тебе годик?» — Шестой миновал...

Ну, мертвая! — крикнул малюточка басом,

Рванул под уздцы и быстрей зашагал».

Как вспоминает сам Александр Евгеньевич, после смерти отца началась его трудовая деятельность: «Мы вместе с другими мальчишками гоняли коней в ночное на Люлех. Пока кони отдыхают, мы жжем костры, рассказываем что-то интересное, а рано утром, снова гоним коней в поле, чтобы женщины могли на них пахать или сеять. Иногда днем водили лошадей купаться на озеро, которое находилось рядом с Хмельниками. Купаем коней, и сами купаемся вместе с ними, плывем рядом с лошадью. В тоже время надо было успеть запрыгнуть на лошадь, пока она плывет рядом. Если бы она вышла из воды, то мы не смогли бы на неё забраться. Слишком уж мы были маленькие по сравнению с лошадьми, ведь в ночное обычно уезжали дети в возрасте от 7 до 10 лет. На конном дворе мы забирались на лошадь с телеги.

Конечно, нам старались давать посильную работу. Например, надо было возить навоз на поля. Нагружать навоз на телегу слишком тяжело для детей, поэтому загружали телегу женщины, а мы перегоняли нагруженных коней, там уже другие женщины сгружали навоз. Детей было довольно много, поэтому одна телега за другой двигались в сторону поля.

Хулиганили ли мы? А как же без этого! Помню, один раз даже своровали картошку. Была весна, картошка лежала для посадки на краю поля, мы набрали немного посадочной картошки, и ушли в лесок, развели костер, решив напечь картошки и съесть. Понимали ли мы, что поступаем плохо? Конечно, понимали. Поэтому, когда увидели, что приближается дядя Иван, который после отца стал председателем колхоза, то разбежались в разные стороны, забыв и про костер и про картошку».

9 класс Палехской средней школы, 1955 год.

Школа, работа, шалости…

С первого по четвертый класс Саша учился в соседней деревне Пестово, до школы было не более двух километров. Но вот начальная школа закончена.

Во время войны и после неё было обязательным начальное образование, а с 1950 года ввели обязательное семилетнее обучение. Школы оказались к этому не готовы: не хватало ни помещений, ни учителей. «Мы, как и дети из соседних деревень должны были продолжить обучение в Тименской семилетней школе, – вспоминает Александр Евгеньевич. – Поскольку Тименская школа не была готова принять такое количество учеников, то мы учились в две, а иногда и в три смены. Порой занятия в школе начинались в пять часов вечера. На зиму нам снимали койку у кого-то из жителей Тименки, а весной и осенью мы каждый день ходили в школу пешком. Девять километров до школы, а затем обратно.

Ярко запомнился мне один случай: мы втроем вышли из школы, было уже темно. Сначала шли по проторенной дороге, затем решили сократить путь, свернув на тропинку, по которой не раз ходили раньше, но в темноте мы сбились с пути. Пытались найти дорогу, пока хватало сил, а потом сели под деревом и уснули. Утром пришли домой, поспали и снова пошли в школу. Нам в школу не разрешалось брать спички, чтобы мы не начали курить, а после этого случая разрешили.

Волновалась ли мама, что я не вернулся ночевать домой? Скорее всего – нет, потому что иногда мы оставались ночевать у друзей в Новоселках или в Тименке.

А был еще случай. Как-то раз после окончания пятого класса мы опахивали картошку на лошади. В это время к нам подошли какие-то мужики из Шуи, которые работали по заготовке леса и предложили нам поработать в лесу. Сказали: «Так вы заработаете хоть какие-то деньги. Что вам работать за пустые трудодни». Мы стали работать с ними в лесу. За то, что мы ушли с работы в колхозе, председатель колхоза написал на нас заявление в милицию. В то время уход с работы грозил уголовной ответственностью. Нас повестками вызвали в суд. Мы пришли в Палех. В здании суда на нас посмотрели, взяли наши повестки и отпустили домой. Вероятно, когда нас вызывали в суд, то думали, что повестки высылают взрослым людям, а к ним пришли дети.

Запомнился еще один случай, как мы воровали мед. У нас был друг, Валерка, дед которого работал на пасеке. Валерка знал, как можно взять из ульев мед, чтобы пчелы тебя не тронули, и рассказал это нам. Мы с Вовкой поздно вечером пришли на пасеку и достали рамку меда, сами наелись и в школу принесли, всех учеников угощали. Мед быстро кончился, и мы решили снова сходить на пасеку, но нас заметил сторож. Мы успели убежать, но нас опознали по Вовкиной пилотке, очень уж она была заметной. Поругать нас, конечно, поругали, но серьезного наказания не последовало, потому что пчеловод сказал, что мы ничего не успели взять, только пытались пробраться на пасеку. Наверное, он нас пожалел, а, может быть, не знал, что мы раньше взяли рамку меда, да еще и в школу принесли».

Одно время Александр Евгеньевич работал молотобойцем в кузнице, помогал кузнецу. Это было время, когда колхозы еще не объединили и кузница стояла за озером. «Как-то раз я пришел к кузнецу за какой-то деталью, и кузнец попросил помочь ему, – вспоминает собеседник. – Так я и остался на все лето в кузнице, один раз сам подковал лошадь, мне было в это время 15 лет».

В то время в Тименке средней школы не было, только семилетка, и по её окончании Саша поступил в среднюю школу в Палехе, но проучился там недолго, всего один год. Из Хмельников до Палеха каждый день ходить не будешь, а денег, чтобы снимать квартиру, в семье не было. Когда он учился в 8 классе, то жил у старшей сестры. Но семья сестры уехала из Палеха, и учебу в школе пришлось оставить.

Юность

Александр решил учиться на тракториста, тракторист на селе – человек незаменимый. Взял направление от МТС и поехал учиться в Михайловское училище Юрьевецкого района. Было ему в ту пору 15 лет, а трактористом можно было работать только с 16. Но директор училища Александра принял, сказав, что пока он учится, то и 16 лет исполнится.

После окончания Михайловского училища он получил профессию тракториста. И вновь родная деревня, и работа в колхозе – в любую погоду, несмотря на дождь и ветер, его трактор выходит в поле.

«Сначала я работал в своем колхозе от МТС, а затем все трактора, а вместе с ними и нас передали в колхозы, – рассказывает А.Е. Игнатьев. – Работы было много, работали от зари до зари. Даже в армию меня взяли на несколько месяцев позднее в ноябре, когда закончилась уборочная. В то время в армии служили три года, но меня отпустили через полтора года, так как сестры разъехались, и мать осталась одна, а у неё и возраст пожилой и болезни».

Еще до армии Александр познакомился с будущей женой. Зою Бузину прислали в колхоз зоотехником.

«Когда я окончила техникум, то меня направили на работу в Палехский район, – рассказывает Зоя Анатольевна. – Приехала я в Палех с одним чемоданом, а оттуда на машине поехала в Пестово. Еду до Тименки – сплошные леса, едем дальше до Новоселок – кругом опять лес. Думаю, в какую глушь меня прислали? По дороге в кузов машины сел какой-то парень, худющий в длинном пальто. В голове пронеслась мысль: «Неужели я выйду за него замуж?», а потом уж в клубе на танцах познакомились и начали встречаться».

Когда Александр ушел в армию, Зоя вернулась на родину в с. Пелегово Сокольского района, где ее уже ждали. Она должна была преподавать биологию в школе.

«Пока я служил в армии, моя будущая жена уехала на родину в Сокольский район, – продолжает Александр Евгеньевич. – От Хмельников до Пелегово добраться нелегко. Несколько раз я навещал её в Сокольском районе, прежде чем она согласилась выйти за меня замуж. Один раз летел из Иваново до Сокольского на самолете, но самолет прилетал поздно, и ночевать пришлось у совсем посторонних людей. Хорошо, что в то время люди помогали друг другу. Второй раз поехал к невесте на велосипеде. Даже на машине от Хмельников до Пучежа ехать довольно долго, а велосипед едет гораздо медленнее, долго пришлось педали крутить. Через Волгу переправился на катере и снова на велосипед. Приехал в Пелегово вечером, Зоя в это время на танцы собиралась в соседнюю деревню. «Как хорошо, что ты приехал, – говорит она. – Сейчас вместе пойдем». А какие мне танцы после такого длинного пути. Третий раз поехал, когда Волга уже встала, но лед был очень тонким, трещал под ногами, но мы с какой-то женщиной все же перешли Волгу, все девять километров. Способны ли нынешние молодые люди преодолеть такой путь на велосипеде, чтобы встретиться с любимой девушкой? Наверное, способны. Только жизнь сейчас другая и трудности тоже возникают другие».

Из Хмельников в Палех

Свадьбу Игнатьевы сыграли в ноябре 1960 года, сначала в Сокольском, а затем и в Хмельниках. Молодая семья жила в Хмельниках вместе с матерью Александра. Все его сестры к тому времени вышли замуж и покинули родной дом. В 1961 году в семье родилась дочь Мария, а в 1962 году семья переехала в Палех. Организовать переезд в Палех оказалось нелегко, так как в то время колхозникам не давали паспорта, чтобы они не уехали из деревни. Для Зои Анатольевны в деревне не было работы. Она работала воспитателем в палехской школе-интернате и заочно училась в Ярославском педагогическом институте.

«Нелегко было уехать из Хмельников в Палех, – рассказывает Александр Евгеньевич. – И вроде все всё понимают, но сплошные отговорки. В колхозе говорили: «Если вам дадут в Палехе участок для постройки дома, то мы тебя отпустим из колхоза». А в Палехском райисполкоме говорят: «Если тебя отпустят из колхоза, то мы вам выделим участок» и неважно, что в это время жена уже работала в Палехе. Куда только не писала Зоя Анатольевна, чтобы меня отпустили из колхоза».

Все же семье удалось переехать в Палех. Первое время Игнатьевы жили на частной квартире, а затем построили свой дом, перевезя его из Хмельников. В то время нелегко было построить дом: трудно было достать шифер, не было цемента, да и дом они строили самостоятельно впервые. Всему учились на своих ошибках. Это впоследствии Александр Евгеньевич уже мог и крышу покрыть, и печку сложить, и сестре помочь, когда уже их семья строила дом.

В 1964 году в семье родился сын Алексей, а в 1970 году – дочь Ольга.

Александр Евгеньевич работал сначала в МТС, которая впоследствии была преобразована в Сельхозтехнику. Работал в мехотряде, помогая колхозам и совхозам во время посевной и уборочной. Затем весь мехотряд вместе с техникой был передан Сельхозхимии. Организации разные, но неизменным оставалось одно – работа на тракторе. Александр Евгеньевич говорит, что когда построили Горьковскую ГЭС, строительство которой было официально завершено в 1962 году, то было принято постановление правительства о необходимости восстановить количество посевных площадей, которые были затоплены водой при образовании Горьковского водохранилища. Поэтому и в Палехском районе раскорчевывали леса, распахивали новые поля, вносили на поля доломитку, все это делали работники Сельхозхимии. А.Е. Игнатьев, в зависимости от задания и времени года, работал то на гусеничном, то на колесном тракторе. За свой труд в апреле 1971 года Александр Евгеньевич был награжден орденом «Трудового Красного Знамени». На пенсию он ушел в 1999 году.

Супруги Игнатьевы с детьми: Алешей, Олей и Машей.

Трое детей, семь внуков и шесть правнуков

Счастливо сложилась и семейная жизнь Александра Евгеньевича. Девушка, в которую в молодости влюбился Александр, стала прекрасной женой и верной спутницей жизни. Зоя Анатольевна заочно окончила Ярославский педагогический институт и преподавала в школе химию и биологию. Супругов объединяют общие интересы, они очень любят путешествовать. В 1972 году они купили свою первую машину «копейку» и вместе с детьми исколесили все ближайшие реки, озера и болота, а раз в два года обязательно выезжали на море, жили в палаточных лагерях, где было очень весело. Они до сих пор очень любят путешествовать, хотя в дальние путешествия уже не выезжают.

Конечно, не всегда все в жизни складывалось гладко. В нелегкие 90-е годы, когда по полгода не давали зарплату, а в магазинах даже по талонам трудно было купить продукты, Игнатьевы стали держать двух коров, а это очень нелегкий труд. Были в жизни и другие трудности, но супруги никогда не падали духом.

Сейчас Игнатьевы возделывают огород, кроме кошки держат еще и козочку, а в последние годы Александр Евгеньевич увлекается пчеловодством.

Игнатьевы воспитали троих прекрасных детей, а сейчас у них уже семь внуков и шесть правнуков. Супруги поддерживают постоянную связь и с другими родственниками. Племянники и племянницы Александра Евгеньевича со своими семьями часто приезжают к Игнатьевым, а 2 августа все собираются на годовой праздник в д. Пестово, иногда одновременно приезжает больше 30 человек, не только из Шуи и Иванова, но и из Москвы, Мурманска, Краснодара, Литвы. Можно сказать, что жизнь Александра Евгеньевича удалась.

В день изумрудной свадьбы – 55 лет.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

159