Меню
12+

«Призыв», Общественно-политическая газета посёлка Палех и Палехского района Ивановской области

19.05.2023 09:00 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 21 от 19.05.2023 г.

Он воспитал три поколения палехских художников

Автор: Е. Любимова, старший научный сотрудник Государственного музея палехского искусства.

20 мая исполнилось бы 135 лет со дня рождения Героя Социалистического Труда, народного художника СССР, лауреата Государственной премии РСФСР имени И.Е. Репина Николая Михайловича Зиновьева, одного из крупнейших мастеров и основоположников искусства советского Палеха.

Его творческая судьба во многом похожа на судьбу палешан-художников первого поколения.

Родился он в 1888 году в деревне Дягилево, что в двух километрах от Палеха, в семье иконописца, где мастерство передавалось из поколения в поколение. Так же, как и его сверстники, прошёл учение в одной из иконописных палехских мастерских. Когда в 1902 году в Палехе открылась иконописная школа-мастерская Комитета попечительства о русской иконописи, где, кроме изучения древнерусской живописи, преподавались академическая живопись и рисунок, Николай Михайлович перешёл туда.

Окончив иконописную школу в 1906 году, он остался без работы, как и его соученики, получившие свидетельства на звание мастеров-иконописцев. Н.М. Зиновьев вынужден был уехать в Москву. Работая в одной их московских иконописных мастерских, чтобы заработать себе на жизнь, художник много пишет и рисует с натуры, копирует произведения близких ему по духу художников М.В. Нестерова, В.М. Васнецова, И.И. Левитана. Всё это обогатило его уже немалое мастерство, расширило творческие возможности и сыграло большую роль при формировании его как художника советского Палеха.

Знакомство с русским реалистическим искусством, приобретённые знания, творческий и жизненный опыт помогли Н.М. Зиновьеву после вступления в Палехскую артель древней живописи быстро преодолеть те трудности, которые неразрывно были связаны со становлением искусства советского Палеха.

В замечательном сочетании приобретённых знаний с виртуозным владением традиционными приёмами выработался оригинальный художественный язык, рождались самобытные художественные образы его произведений.

Круг его деятельности очень широк, по существу, художник в своём творчестве охватил почти все области нового искусства Палеха: миниатюрную живопись, монументальную стенную роспись, оформление книг, графические рисунки, роспись по фарфору.

Н.М. Зиновьев — художник больших замыслов, художник-мыслитель, глубоко продумывающий и переживающий каждый образ. Лучше всего свои задачи определил сам Николай Михайлович: «Да, я часто задумывался над своей работой и приходил к выводу, что наша работа, мало того, что должна быть красивой, она должна быть содержательной, полезной, чтобы она что-нибудь выражала и приносила пользу. Это я и старался вложить, насколько мог, в свои работы» (Е.Ф. Вихрев. «Палешане». 1934 г.).

Николай Михайлович в своём творчестве обращался к русской народной сказке и песне, к сюжетам из русской истории и к литературным образам, особенно к героям А.М. Горького. Художнику не удалось встретиться с великим писателем, и он об этом очень сожалел. Но своими работами он внёс большой вклад в палехскую живопись на горьковские темы. Работы – «Песня о Буревестнике», «Песня о Соколе» оригинальны и по-своему интересны.

Но прежде всего его творческие устремления были направлены на решение образов современности. Он глубоко осмысливал новые явления в советской действительности, применяя условные средства палехского искусства.

Теме социалистического строительства в годы первых пятилеток посвящены миниатюры «Москва — порт», «Праздник урожая», «Электрификация», «Комсомол».

Но наиболее органичной для Николая Михайловича, как и для других старейших палехских мастеров, была сельская тема, тема колхозной жизни. Декоративностью образа отличаются миниатюры – «Гулянка в деревне», «Праздник урожая», «Красный обоз». Произведение «Гулянка в деревне» художник считал как одну из значительных ранних работ. Эта миниатюра на портсигаре, изящная и органически сливающаяся с формой предмета, по существу, первое творческое достижение мастера на новом пути.

Большое значение в творчестве Н.М. Зиновьева имела тема детей. Ни один из художников-палешан не посвятил столько своих композиций детям. Николай Михайлович очень любил и как-то особенно остро чувствовал детей. С большой теплотой он воплощает детские образы в миниатюрах «Крестьянские дети», «Детская площадка», «Детский сад», «Детские ясли», «Радость матери», «Пионеры» и другие. Любопытна по замыслу работа «Суд пионеров над Бабой Ягой», написанная в 1933 году. Надо было обладать не только творческой фантазией и мастерством миниатюриста, но и вполне гражданским самосознанием, чтобы в те годы взяться за разработку такого сюжета. Это не сказка, а собственная фантазия художника. Он отдаёт детворе «на расправу» сказочных героев, как воплощение тёмных сил и суеверия. Сколько лукавства, тонкой иронии, теплоты в этом произведении, отличающемся яркой образностью и декоративностью. Современная мысль, выраженная в полусказочной форме, звучит очень естественно и убедительно.

Несколько неожиданной в творчестве Н.М. Зиновьева явилась тема «Ужасы войны», или «В огне» (1936 г.) — композиция на декоративной тарелке на сюжет Анри Барбюса.

Это впечатляющее, темпераментное произведение, выражающее ужасы и бедствия человечества в пожаре войны. По существу, это яркое и убеждённое антивоенное высказывание художника. Он сумел, сохраняя подлинную палехскую традицию, изобразить и массу погибших, и калек, возвращающихся с войны, и встречающих их потрясённых матерей, жён, детей. Миниатюра была выполнена в 1936 году, когда разгоралась вторая мировая война. Она экспонировалась на Международной выставке 1937 года в Париже и была удостоена «Гран-при».

В конце тридцатых и особенно к середине сороковых годов в искусство Палеха входит тема исторического прошлого нашей страны, которая стала актуальной во всём советском искусстве в годы Великой Отечественной войны. Художники в своих произведениях воплощают идеи мужества и патриотизма русского народа, отстоявшего национальную независимость в битвах с врагами родной земли.

Интересное пластическое решение имеет работа Н.М. Зиновьева «Штурм Измаила» (1939 г.), удивительное по мастерству произведение, где он показал исключительное владение техникой миниатюрного письма, тонкое чувство цвета.

В 1943 году, в разгар борьбы с немецко-фашистскими захватчиками, художник написал замечательное произведение — письменный прибор «Битвы предков», где изобразил великие битвы прошлых веков за Русь с исключительно высоким мастерством. В этой работе ярко представлена тема героизма нашего народа, его стремление к победе в грозные годы борьбы с врагом.

Во время Великой Отечественной войны была написана ещё одна интересная работа на историческую тему – «Дух предков». В центре всей композиции — фигура воина Советской Армии. В одной его руке красное знамя, в другой — винтовка. Эта символическая центральная фигура связывает воедино всю многосюжетную композицию. Она олицетворяет оборонную мощь Советской Армии, опирающейся и на патриотический самоотверженный труд всей страны, и на заветы предков, защищавших от врагов русскую землю на всём протяжении её многовековой истории. Это произведение отличается и повествовательным характером, и символичностью, свойственными искусству Палеха. Оно торжественно и глубоко эмоционально, проникнуто чувством уверенности в победе, хотя было написано задолго до окончания Великой Отечественной войны.

Но с Победой не кончается военная тема для Н.М. Зиновьева. Уже в мирные годы он написал ряд работ, посвящённых историческим битвам и прошедшей войне. Среди них замечательные миниатюры «Ледовое побоище», «Форсирование Днепра», «Атака», «Штыковой бой» и другие. Все они выполнены на высоком уровне с использованием всех возможностей, присущих палехскому искусству, то есть и в повествовательных сюжетах, и в символических образах.

Богато художественное наследие Николая Михайловича и в других тематических планах. Мастер в своём творчестве отдаёт определённую дань русской сказке, воплотившей человеческие идеалы о добре и зле, о счастье и справедливости. Художник написал ряд замечательных миниатюр на сказочные темы. Удивительны своей красочностью и яркостью его произведения: «Жар-птица», «Ковёр-самолёт», «Конёк-Горбунок», «Чудо-юдо рыба-кит», «Сказочные герои».

Нельзя не отметить деятельности Н.М. Зиновьева в области реставрации памятников древнерусской живописи. Ему неоднократно приходилось вместе с другими палехскими художниками реставрировать старинные фрески в соборах многих русских городов. Замечательные памятники прошлых лет обрели новую жизнь благодаря тонкому и глубокому мастерству Николая Михайловича, его участию в работах и умению подобрать нужную группу художников.

Но приходилось ему решать и совсем необычные реставрационные задачи.

Художественное чутьё старейшего палехского мастера проявилось в уникальной работе по восстановлению интерьера Лакового кабинета павильона Монплезир в Петродворце. Этот художественный памятник петровского времени, созданный русскими мастерами в «китайском стиле», был полностью уничтожен фашистами. По уцелевшим остаткам лаковых панно и фотографиям художники-палешане под руководством Н.М. Зиновьева с максимальной достоверностью воссоздали девяносто четыре композиции, вернув Монплезиру его художественный облик.

По-своему интересны попытки мастера в росписи по фарфору. Присущая ему декоративная чуткость, чувство материала позволили художнику удачно применить палехский живописный стиль в росписях фарфоровых тарелок «Ковёр-самолёт», «Буревестник», «Тройка».

Николай Михайлович имел большой опыт и в монументальной росписи. В дореволюционные годы значительной работой для него стала роспись храма святого Пантелеймона в Новом Афоне. В послевоенные годы Н.М. Зиновьев вместе с другими палехскими художниками восстанавливали наружные фрески Успенского собора Московского Кремля.

Поисками новых выразительных средств на основе традиций древнерусского монументального искусства характеризуются росписи Николая Михайловича в Ленинградском дворце пионеров, выполненные в 1936 году.

Работая над росписями дворцов культуры и детских учреждений в Ярославле, Рыбинске, Иванове, на станции Лось под Москвой, Махачкале, находясь в постоянном поиске всё новых и новых средств выразительности, Н.М. Зиновьев свои знания, опыт, мастерство передавал младшим поколениям палехских художников. С 1928 года Николай Михайлович преподавал в профшколе, в 1934 году реорганизованной в Палехское художественное училище имени М. Горького. Он воспитал три поколения палехских художников, внимательно и заботливо относясь к индивидуальным особенностям каждого ученика, помогая им понять собственные возможности.

Н.М. Зиновьев свой творческий опыт и опыт коллектива художников-палешан обобщил в книгах «Искусство Палеха» и «Стилистические традиции искусства Палеха».

В них мастер рассказал об истории села, старинного центра иконописания, о создании и становлении советского искусства Палеха, дал характеристику творчества своих современников — основоположников миниатюры. Значение его творческой, педагогической и исследовательской деятельности трудно переоценить.

Николай Михайлович был всегда доброжелателен к людям и внимателен к жизни, умел видеть, ощущать и передавать её красоту. Он искренне любил Палех и в своей деятельности, в своих книгах сделал всё, чтобы палехское искусство развивалось и процветало.

Постоянный член художественного совета Палехского отделения Союза художников и многих республиканских выставочных комитетов, активно участвуя во всех начинаниях Палеха, он жил творческой насыщенной жизнью, отдавая весь свой многолетний опыт и знания любимому делу.

Судьба Н.М. Зиновьева прекрасна. Прожил он более 90 лет. Но творческое счастье замечательного палехского художника не ушло, а продолжает свою бессмертную жизнь. Произведения мастера покоряют красотой и чистотой сердца, зоркостью глаза и верностью руки.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

133