Меню
12+

«Призыв», Общественно-политическая газета посёлка Палех и Палехского района Ивановской области

23.07.2021 09:25 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 30 от 23.07.2021 г.

Двенадцать часов под куполом храма

Автор: М. Владимирова

Мозаика купола апсиды алтаря (Атяшево).

Мы все знакомы с творчеством палехских художников. Еще в школе нам рассказывали об искусстве лаковой миниатюры и о художниках, работающих в этом стиле. Но в последние годы все больше палешан стали заниматься росписью храмов. Интересно, какие знания и умения надо иметь, чтобы расписывать храмы, в чем заключается работа художников, где они живут, как обустраивают свой быт вдали от дома? – с этими вопросами мы обратились к Ивану и Марии Лебедевым, художникам палехской иконописной мастерской Александра Гусаковского и Ивана Лебедева.

– Издавна в России славились палехские художники-иконописцы. Многие из них месяцами не бывали дома, приезжали ненадолго домой и вновь уезжали на работу.

А как живут художники-иконописцы в настоящее время? Они также перемещаются с одного края страны на другой, практически не бывая дома, или они все же живут дома, периодически уезжая на роспись храмов?

– Чаще всего художники нашей мастерской работают по графику: две недели работаем – две недели дома. Но ситуации бывают разные. Если надо где-то закончить роспись храма, то не уезжаем домой пока не закончим работу. Работаем по 12 часов в день, рабочий день начинается в восемь утра, заканчивается в восемь вечера.

– Христианские храмы принято украшать иконами и настенной живописью. Но как все происходит на практике? Кто вам дает темы, кто изготавливает эскизы?

– Каждый храм имеет посвящение какому-то Святому или христианскому празднику. Но если в храме несколько алтарей, то каждый из них освящают в память своего Святого или события. В этом случае все алтари, кроме главного, называют придельными или приделами. По сути, придел — небольшой храм, пристроенный к основному зданию церкви.

Все изображения в храме располагаются в четком соответствии с иерархией. Важнейшие, наиболее сакрально значимые зоны храма располагаются вверху — купол и свод алтаря (конха апсиды), они символизировали духовное небо. Далее идут своды храма и верхние части стен, которые обычно отводятся под изображение событий евангельской истории. Наконец, нижние зоны интерьера представляют собой земной мир, где среди святых пребывает и пришедший в храм человек.

Когда к нам поступает заказ на роспись какого-то храма, то мы готовим эскизы и согласовываем их с заказчиком. Конечно, для того, чтобы расписывать храмы нужно хорошо знать библейскую историю, ее повествование. Для каждого нового храма придумываем новые оригинальные эскизы. Мы можем работать в любом стиле. В настоящее время заказчики больше предпочитают росписи в греческом стиле, но наряду с ними мы делаем росписи и в академическом.

Также в отделке интерьера храма иногда используем мозаику. Мозаика выполняется из кусочков смальты, однородной непрозрачной смеси из стекла и оксидов металлов. Смальта прочна, износостойка, жароустойчива и морозостойка, имеет огромный спектр цветов и оттенков.

Сейчас мы расписываем храм в Атяшево, это в Мордовии. Этот храм будет посвящен Андрею Первозванному и будет выполнен в морском стиле. Низ храма – это реалистический мир, море и волны на нем – это очень красиво и величественно. Уже сейчас некоторые бабушки, приходящие в храм, говорят: «Не довелось нам побывать на море, а вот теперь побывали».

– То есть вы расписываете храмы в том стиле, какой вам закажут. А техника росписи храмов значительно отличается от той, которая применялась до революции?

– У древнерусских живописцев, в основном, применялась следующая технология. Стены и своды храма покрывались штукатуркой, по этой штукатурке работал художник. Затем поверхность с живописью покрывали тонким слоем пчелиного воска, растертого руками, образовывалась тонкая прозрачная поверхность, которая сохраняла живопись на долгие годы. Краски, использовавшиеся для росписи, были природного происхождения, они изготавливались из растертых в порошок минералов, которые находили в той местности, где построен храм.

В настоящее время все происходит иначе. Появилось множество новых красок, пигментов, строительных материалов для подготовки стен к росписи. Техника настоящей фрески в русских храмах оказывается все менее востребованной из-за дороговизны исполнения и долгосрочности работ. Альтернативой фресковой живописи стали росписи современными темперными, акриловыми и силикатными красками. Этим способом расписано большинство современных церквей

Алтарь храма Иулиании Лазаревской

(село Лазарево близ Мурома).

– Вы приходите в новый, только что построенный храм. С чего начинается ваша работа?

– Роспись храма начинается от купола и барабана храма сверху вниз, спускаясь к основному объему церковного четверика. Затем начинается роспись алтаря, на хорах и под хорами. Расписывается притвор, вход и нижние многофигурные композиции в четверике. Наконец, пишутся орнаменты в самом низу храма.

Начиная работу с купола, художник словно показывает своей работой, что есть главное в Божием храме, постепенно спускаясь в процессе работы до нижнего, наземного уровня высотой в человеческий рост.

Перед началом росписи проводится оштукатуривание, грунтовка и покраска стен в белый цвет, все это делается до приезда художников. Художники начинают свою работу в храме с расчерчивания стен, переноса рисунка на кальку, выполнения рисунков на стенах. Но всему этому предшествует длительная эскизная работа, которая длится от нескольких месяцев до года. В это время мы изучаем библейскую историю, историю и обычаи тех мест, где построен храм, готовим эскизы росписи.

– Сейчас многие пользуются информацией, полученной в Интернете. Вы используете эскизы, выложенные в сети, или всегда создаете что – то свое новое?

– Я главный художник нашей мастерской, и мне нравится создавать новые сюжеты, новые орнаменты. Информацией, полученной в Интернете, я не пользуюсь.

– А теперь расскажите, пожалуйста, о практической жизни. Как вы работаете, где живете, чем питаетесь?

– А вот это бывает по-разному. Иногда живем в хорошей гостинице или в большом монастыре, там хорошие условия проживания и нормальное питание.

А иногда расписываем храм в каком-то маленьком селе, там всего один магазин и ассортимент товаров оставляет желать лучшего. Там и с питанием, и с проживанием большие проблемы. Как-то расписывали храм в небольшом монастыре, монастырь был бедным, но нас кормили. По звуку рынды все собирались на обед. А кормили там солеными огурцами, гречкой без масла и сывороткой вместо чая. И все же, как только мы слышали звук рынды и слова: «Скотники и художники, обедать», то сразу оставляли все дела и шли на обед. Ведь в основном на росписи храмов работают мужчины в возрасте от 20 до 40 лет и все есть хотят. Когда выделяют такое скудное питание, а столовой в селе нет, то мы стараемся договориться с кем-то из местных жителей, чтобы готовили нам пищу.

– Вы сказали, что у вас работают мужчины в возрасте 20-40 лет. А женщины и люди постарше работают на росписи храмов?

– Бывает, что у нас работают и женщины. Например, Мария работает уже много лет. Иногда к росписи храмов привлекаются и люди в возрасте, но долго они не выдерживают, так как работа очень тяжелая. У людей просто не хватает здоровья: лазить по лестницам, по лесам, часами сидеть в неудобной позе, расписывая храм. Особенно трудно работать наверху на куполе. В большинстве храмов зимой бешеный мороз, ледяной ветер продувает насквозь, а в пальто работать неудобно. Мы приспособились делать жилетки из изолона, это такой синтетический материал толщиной в 1,5 см, он не пропускает холод. В них и работаем. А в некоторых храмах натопят так, что дышать невозможно. Зимой чаще всего холодно, летом – жарко. В одном из монастырей монахи экономили на освещении, и расписывая этот храм, мы все посадили зрение. Так что условия работы бывают самые разные.

– Вы сказали, что некоторые художники приезжают только на роспись отдельных храмов. А постоянный состав у вас есть?

– Постоянно работают пять человек, другие приходят, поработают, затем уходят в другие команды. Как я уже говорил, у нас работают в основном молодые парни, а их часто тянет к переменам. Например, услышат, что надо расписывать храм в Геленджике, а там море и фрукты – едут работать туда. Пронесется слух, что в каком-то городе много красивых девушек – надо поехать. Некоторые уже не могут оставаться на месте – выработался стиль кочевника.

– А вы больше любите ездить или работать дома?

– Я больше люблю работать дома, но если есть необходимость – еду.

– Наверное, много разных мест повидали?

– Да, другие места, другие люди и разные обычаи. Расписывали храм в Губкинске – это Ямало-Ненецкий округ. Там ночью светло, также как и днем. Наблюдаем интересную картину: ночь, дорога, на которой нет ни одной машины, но горит красный свет светофора. К пешеходному переходу подходит группа людей. Они выпили и очень веселые, но никто не бежит через дорогу, они стоят и ждут, пока загорится зеленый свет.

А какие там комары! Говорят, что сильный ветер сдувает комаров. Это говорят те, кто никогда не видел больших северных комаров.

В Магадане замечательный рыбный рынок – рыба, красная икра, креветки. Цены ничуть не дешевле, чем в Палехе, но зато какой вкус! Совсем иной, чем у тех, что продаются в наших магазинах. Съел две креветки и наелся. Как-то раз увидели в больших бочках плавающую рыбу, она вся сверкала на солнце. Что это за «золотая рыбка»? Оказалось, это обыкновенная селедка, но зато как выглядит! Крабы и все морепродукты там свежие и замечательные на вкус. Но цена свежих овощей и фруктов потрясает, например стоимость огурцов и помидоров – 900 рублей за килограмм круглый год. Очень интересно наблюдать за сменой часовых поясов. Самолет из Магадана в Москву вылетает в три часа дня, мы летим вслед за солнцем, в Москву прилетаем в те же 15 часов.

Приезжая в новые места, знакомимся с природой тех мест и достопримечательностями. Спокойно гуляли по сопкам и в Магадане, и в Междуречинске, в то время мы не знали, что по тем же сопкам гуляют медведи. Впоследствии узнали, что недалеко от места нашей прогулки они сняли скальп с какого-то человека. В тех местах другие измерения и понятия. Расстояние до ближайшего города тысяча километров, а мальчишки иногда ездят туда на дискотеку.

А как там радуются солнцу! Март месяц, на улице холодно, но появилось солнце, женщины идут по улице в шубах, но в туфлях, ловят каждый солнечный луч.

– В каких городах вы еще работали?

– Мы расписывали храмы во многих селах и городах. Например, в Ижевске расписывали кафедральный собор. Работали в Воткинске – это Удмуртия, с. Волчиха – Алтай, с. Лазарево – недалеко от Мурома, г. Альметьевск – Татарстан. Оказывается, с. Алексеевка есть во многих регионах, мы расписывали храмы в двух селах с таким названием. Все города и храмы перечислять не буду, скажу только, что в настоящее время все больше людей живет с надеждой на Бога, приобщается к религии и наша работа востребована.

Храм с древних времен называют «небом на земле», поскольку через богослужение нам открывается Царство Небесное, в Евхаристии мы приобщаемся к жизни вечной. И все украшение храма должно соответствовать этому.

Мы благодарим Ивана и Марию за интересное и познавательное интервью. Желаем им и всем художникам мастерской здоровья, успехов в работе и творческих удач.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

160