Меню
12+

«Призыв», Общественно-политическая газета посёлка Палех и Палехского района Ивановской области

30.12.2021 08:49 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 53 от 30.12.2021 г.

И в такое поверишь!

Автор: М. Владимирова

Фото из Интернета

– Ничего себе глушь.

– Это еще не глушь. Вот когда к бабушке приедем, там вообще такое будет!

– Какое?

– Увидишь!

Настя и Даша вышли из автобуса на одинокой остановке, и он, резво развернувшись, укатил обратно к цивилизации. А вокруг была русская деревня во всей красе: над заснеженными крышами поднимался дым, ветки яблонь чуть не гнулись под снежными шапками. С серого неба сыпалась мелкая колючая крупа.

– Пойдем, сосед встретить должен, – Настя закинула на плечо рюкзак и сумку с фотоаппаратом. – А тут его ждать – вообще все отморозим.

Деревня кончилась неприлично быстро. Потянулась укатанная дорога, подозрительно узкая между черными стенами леса.

– Ну, мы тут наснимаем, – потерла руки Даша. – Может, окажется, что поездка вполне стоила таких жертв.

– Наснимаем, конечно, – только и отозвалась Настя.

Заурчал мотор, на лесной дороге показался квадратный УАЗик. Подъехал, разгоняя снежную пыль, затормозил рядом.

– Петр Федорович, добрый день! – Настя первой запрыгнула в кабину. – Спасибо, что встретили.

– Да как не помочь по-соседски, – водителю было лет под сорок, и он категорически не походил на дедка в ушанке, которого уже успела вообразить себе Даша. Вполне себе современный был дядечка. – Мне не тяжело. А вы как добрались? Замерзли?

– Все отлично, – уверяла Настя, пока Петр Федорович долго разворачивал машину между заметенными обочинами. – В автобусах тепло, и тут мы совсем немного прошли, да?

Вторая деревня была еще меньше. Снег повалил так, что даже лес было не разглядеть. Казалось, что если где и есть край света, так это как раз здесь.

В доме было тепло и душновато. Настина бабушка лепила пельмени, при виде их отложила скалку, заулыбалась.

– Как хорошо, что вы приехали, девочки!

– Да, да, хорошо, что как раз под Рождество, – мрачно заметила еще одна бабка. Эта пельмени не лепила и вообще смотрела так, будто Настя с Дашей были преступниками, особо разыскиваемыми.

– И вам доброго дня, Анна Николаевна, – улыбнулась ей Настя, а потом на ухо объяснила Даше:

– Соседка это. Поговаривают, что… ведьма.

– А что, такие бывают? – засмеялась Даша.

– Здесь поживешь – еще и в такое поверишь!

Настю ссылали к бабушке каждое лето, так что она точно знала, о чем говорила.

* * *

Анна Николаевна вышла на улицу, прошла мимо своего дома, поднялась на холм к особняку Петра Федоровича. Позвонила в домофон у черных ворот. Открыли ей сразу.

– Анна Николаевна? – удивился хозяин. – А что это вы в такую метель идти не побоялись? Позвонили б, я бы сам к вам зашел.

Выглядел он таким угодливым, что любая бы поняла – дело неладно.

– Петр Федорович, – Анна Николаевна нахмурилась. – Мы же с вами договаривались, что вы девочек не тронете!

– Да я что? Всего-то подвез, как Нина Павловна просила! Мне бы и в голову не пришло!..

– Вот хорошо, чтоб и дальше не приходило! – строго заметила Анна Николаевна. – Не посмотрю, что по вам красная книга плачет, вот как бог свят – снегу на шесток насыплю! Учтите, Петр Федорович!

– Вот сразу уж и снегу… – сосед нахмурился. – Вечно вы, Анна Павловна, меня в нехорошем подозреваете!

– Да, а кто все лето к той дачнице в соседнюю деревню мотался? Как вечером в небо не глянешь, все огненное коромысло летит, да все в их сторону. Бедная женщина как в город уезжала – ее аж ветром шатало, все силы выпил!

– Похудеть она и сама хотела, еще довольна была, – отбивался Петр Федорович. – Да что я, совсем без понятия по-вашему? Своих-то я не трогаю, приезжих только. Зря вы, Анна Николаевна, волнуетесь и по такой погоде гуляете. Ногу-то костяную может и ломить к потеплению.

Анна Николаевна только отмахнулась и пошла к себе. Клятвы и обещания огненного змея ее ничуть не убедили. Все равно за девчонками приглядывать надо было. Нашли ведь когда приехать – на Святки! Ох и разгуляется местная нечисть. Анна Николаевна, конечно, сделала, что могла, но ведь они-то… даже не все человеческую речь понимают.

* * *

Снимать пошли на следующий день ближе к обеду. Пока все распаковали, пока огляделись, а там и завтрак, и посуду помыть, в тазике. Воду вылить – на улицу. Даша, в общем, была рада, что такой экзотики оставалось еще на три дня.

– Баб, мы в бане поснимаем? – спросила Настя, вытирая посуду льняным полотенцем. Метель улеглась, в окна светило яркое солнце. – У нас там вроде симпатично.

И тут же получила целый ворох инструкций типа «смотреть не замерзнуть», «затопить печку, если будет холодно», «дрова из-под навеса брать», «а там и протопить получше, если париться решите»… Все это Настя стоически выслушала и только на улице головой затрясла.

– Бабушка – это бабушка! – пояснила она. – Спорить бесполезно. А пошли-ка, чего покажу!

В их баню они не пошли. Добрались до нее по утоптанной тропинке, свернули к забору по колено в снегу. Чтоб калитку приоткрыть пришлось долго ее раскачивать и то еле-еле сдвинули.

– У нас-то что! – говорила Настя, жмурясь. Солнце плясало по сугробам, слепило глаза белизной. – А вот у соседей и просторнее, и… У них знаешь, под горячую воду прямо котел с крышкой. То, что надо для фотосета.

– А нам точно к ним можно? – засомневалась Даша.

– А что нет-то? Они все равно только летом приезжают. А мы портить ничего не будем, только зайдем и выйдем!

В бане оказалось просторно и холодно. Пока решили, откуда лучше снимать и как переодеваться в такой холодине (никак!), пока мешковину и травы развесили, успели основательно замерзнуть. Зато и баня получилась очень впечатляющая – ну чисто изба Бабы-Яги. Особенно паутина из тонких белых ниток удалась.

– Ну, вот что, – решила Настя, – надо таки дров притащить и печку здесь затопить. А то околеем совсем.

– Ладно, – согласилась Даша, но за дровами с ней не пошла. Уже как-то и привыкла, и надо было остатки декораций развесить. Она включила на телефоне музыку из сохраненных (интернет в этой деревне не ловил) и занялась делом.

Дверь за спиной хлопнула как-то особенно зло. Даша обернулась. На пороге стояла Анна Николаевна с метлой наперевес и с подозрением оглядывала баню.

– Это что это у вас тут завывает?!

Даша заслонила собой лежащий на полке телефон. Как назло, тот как раз выдал порцию такого рэпа, что Даша пожалела, что включила его вообще. Куда пожилой деревенской женщине такое слушать!

– А… Вон оно что, – Анна Николаевна посмотрела на Дашу неодобрительно. – А я-то уж думала, что тут такое завелось, а это музыка современная. Понятно.

– Ну… да, – Даша все-таки выключила песню. В тишине стало окончательно неловко. Все-таки ее в чужой бане застали, и Настя с дровами как сквозь землю провалилась!

– И нечего б вам тут делать! – сказала Анна Николаевна. – На Святки в нетопленных банях знаешь что бывает?

– Простуда?

– И это тоже. А еще – святочницы. Нечисть такая. Собираются, поют… как этот ваш Оксимирон, прости господи. А сами все в белой шерсти и когти длинные. Если живой человек им попадется – так заколупают насмерть своими когтищами.

– А, нечисть, конечно, – согласилась Даша серьезно. – Это наверняка бывает.

– И если с ними все-таки встретишься, надо им бусы бросить. А пока они бусины собирают, то и сбежать можно, – сказала Анна Николаевна и развернулась, закидывая на плечо метлу. – Потому что были они когда-то девками и до сих пор наряжаться не разлюбили. Ну и ты тут долго не сиди. Холодно все-таки.

– Это уж точно, – согласилась Даша и тоже пошла из бани. Надо было все-таки найти Настю с дровами.

Подругу она встретила на обратном пути. Та бодро перла прямо через сугробы с охапкой поленьев.

– Извини! Меня бабуля поймала и за водой послала, а что делать, не откажешь! Ты там не очень замерзла?

– Очень! – пожаловалась Даша, но про Анну Николаевну говорить не стала. Неловко было.

Темнело в январе все еще быстро. Вот вроде только недавно день был, а каких-то пара часов прошла – и уже тени вытянулись, посинели, и еще холоднее стало.

– А давай завтра, а? – предложила Даша, входя в темный предбанник. – Мне эта баня уже…

Из-за двери донеслось что-то – то ли музыка, то ли голоса.

– Я что, телефон не выключила?

Дверь за их спинами захлопнулась. А вот та, что вела в баню, наоборот открылась и из нее потянулась длинная белая рука, поросшая белым мехом. Когти на ней были внушительные. Настя заорала первой, Даша присоединилась. Из бани донесся в ответ слаженный вой.

– Бусы, бусы им надо кинуть!

Бусы, конечно, были. Лежали на полках с другим реквизитом и пробраться к ним не было никакой возможности.

– Какие бусы?!

Настя бросила поленья, Даша – фотоаппарат, и обе вылетели на улицу, скатились прямо в сугроб и не оглядывались до самого дома.

* * *

– Испугались, конечно, – говорила Нина Павловна на следующий день. – Вы уж, Анна Николаевна, сделайте милость, заберите из той бани их вещи! Сами нипочем не хотят идти, да и мне… Ну, а вдруг что!

– Да, чего уж. Заберу.

Анна Николаевна понимала, что ей с этим проще. Взяла помело, оттолкнулась, да и лети до самой соседской бани. И снегу ни разу в валенки не зачерпнешь. Но вот складывать чужие вещи было утомительно – собрала развешанные тряпки, постаралась не поломать пучки трав. Потом подняла с пола фотоаппарат, поискала нужную кнопку, включила. Белесые волосатые хари скалились с экрана, то отталкивая друг друга, то улыбаясь так, что даже Анне Николаевне не по себе становилось.

– Теперь разве что в прорубь его выкинуть! Или только карту памяти сжечь?

– Зачем? – выглянул из-за печки банник. – Вы во-он ту кнопочку нажмите – фото и удалится. Я видел, как девчушки делали, когда кадр выстраивали!

– Ох, стара я уже для таких фокусов, – вздыхала Анна Николаевна, стирая снимок за снимком. – Уж лучше б просто в проруби утопить. Да сколько эти святочницы нащелкали-то? Вот кто эту технику придумал? Только и знают, что жизнь честным людям портить!

Из-за печи ей согласно поддакивал банник.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

93