Меню
12+

«Призыв», Общественно-политическая газета посёлка Палех и Палехского района Ивановской области

04.09.2020 13:46 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 36 от 04.09.2020 г.

Ничего нет лучше родного края

Автор: М. Залесская

Сегодня мы познакомим читателей еще с одним замечательным человеком из числа людей старшего поколения. А впрочем, слово «познакомим» здесь лишнее, потому что большинство палешан знакомы с этой женщиной. Просто мы подробнее расскажем о ней, о её жизни, о работе, которой она отдала большую часть жизни до ухода на пенсию, о её интересах и увлечениях.

Тамара Александровна Бобкова родилась 27 апреля 1935 года в Палехе. Все её предки по материнской и отцовской линии были коренными палешанами. Мама Вера Александровна Малахова (Жегалова) жила на Ильинской (М. Горького) улице, а отец Александр Викторович Малахов, 1905 г.р. жил в Слободе (ул. Голикова). После свадьбы молодая семья купила дом на Ильинской улице, там они стали жить.

Тамара Александровна рассказывает:

– Родители жили дружно. Мама вместе с подругами организовывала строчевышивальную артель, а затем работала в ней. Отец работал в пожарной части. Он мог делать все дела по дому: и строгать, и пилить, и обувь ремонтировать. В семье вместе со мной росли сестра Зоя, 1932 г.р. и брат Владимир, 1939 г.р. Нас папа очень любил, часто играл с нами, вместе ходили на речку, а когда не было времени, то в жаркую погоду купал нас в бочке около дома. А в бане посадит нас в одно корыто и по очереди моет, потом, завернет всех в одно большое одеяло и несет маме, чтобы она нас одела. Отец любил ходить в лес по грибы и приносил домой полную двухведерную боковуху грибов. Около дома посадил большой сад, там росли разные сорта яблонь, а также малины и смородины. Знакомые звали его «местным Мичуриным». У нас была хорошая дружная семья. А потом началась война.

Я хоть и маленькая была в то время, но помню, как народ сразу переменился. Люди стали хмурыми озабоченными. Недалеко от нашего дома находился Нардом (Народный дом – культурно-просветительное учреждение, существовавшее в первые годы Советской власти, п.р.), около него собирались люди, которые должны были отправляться на фронт. Здесь они прощались с родными, грузились на машины и уезжали. Нам было интересно, сколько человек уезжает, и мы каждый день бегали к Нардому. В начале 1942 года пришла повестка и нашему папе. Когда ее принесли, дома я была одна. Мама, увидев повестку, сразу заплакала. Вечером пришел с работы отец. Уезжать он должен был уже на следующий день. А в доме шел ремонт, половицы в комнате были сняты, а новые еще не настелены. Отец пытался успеть что-то доделать, а времени совсем не оставалось. Узнав о повестке, к нам пришли его сестры, всю ночь они вязали специальные перчатки, чтобы в них можно было стрелять. Успели связать перчатки, шарф и носки, а утром вместе с нами пошли провожать отца.

Когда подошли машины, папа взял Вовку на руки, повязал ему на шею свой шарф и сказал: «А это подарок от отца». Затем залез в кузов грузовика. Машины тронулись, постепенно увеличивая скорость. Мы все бежали за ними, стараясь, как можно дольше видеть своих родных. Многие видели своих отцов в последний раз. Мы тоже больше не видели папу, он погиб 9 ноября 1943 года в д. Турчино Невельского района Псковской области.

Сестра отца во время войны работала заведующей почтой. Увидев похоронку, она долго не отдавала её маме, а та все продолжала ждать писем, которых уже не было. Затем похоронку Анна Викторовна все же отдала, мама каждый день плакала. Мы стали привыкать жить без отца. Мама старалась выполнить наказы, которые отец давал в письмах, пока они еще приходили. Отец очень хотел, чтобы все дети получили образование. И мама стала работать на трех работах, чтобы нас выучить. Благодаря ей мы получили образование. Зоя окончила библиотечный техникум во Владимире и всю жизнь проработала в библиотеке, я окончила Ивановское медицинское училище и получила специальность детской медицинской сестры. Володя закончил энерготехникум. Это были основные пожелания отца, и они были выполнены. А вот яблоню, которую посадил отец, мы так и не спилили, хотя он писал: «Спилите яблони и посадите побольше картошки, чтобы вам не пришлось голодать». Эта яблоня, московская грушовка, до сих пор радует нас своими плодами.

Во время войны, да и в послевоенные годы жилось трудно, но мы были детьми и как-то не замечали этих трудностей. У нас была мама, наша защита и опора. А вот ей приходилось нелегко. Кроме работы санитаркой в больнице, она, да и мы вместе с ней, работали на посадке леса. Мы объединились еще с двумя семьями Ереминых и Корниловых и вместе работали: три женщины и 10 детей. Мальчишки залезали на сосны и сбивали шишки, мы их собирали в мешки и приносили домой. Сушили шишки на печке, затем выбивали из них семена – эта работа производилась зимой. Весной в питомнике, который находился по дороге в сторону Куракина, вскапывали землю, формировали длинные по 15 метров гряды и высаживали семена сосны. Когда всходили маленькие сосенки, мы три раза в течение лета их пропалывали. Многие женщины и дети Палеха работали на посадке леса. Во время войны, да и после её окончания большая часть населения Палеха жила материально очень трудно, а здесь можно было хоть что-то заработать.

Были и курьезные случаи на питомнике. Летом часто бывали грозы с громом и молниями. Мы знали, что под большими деревьями в грозу прятаться нельзя и убегали в мелколесье. Одна женщина так уставала на прополке, что не хотела бежать до леса. А грозы она боялась, поэтому падала прямо на землю, чтобы молния не ударила. После грозы мы вновь приступали к работе, мы были сырые, а она и сырая и грязная, но зато, как она сама считала, отдохнувшая.

Третья работа была неофициальной. Мама убиралась в домах палешан, которые не могли по состоянию здоровья или просто не хотели убираться сами. У нас в доме всегда были чистота и порядок, мама очень тщательно убиралась и в других домах, поэтому её часто звали на помощь. За эту работу иногда ей платили деньги, а иногда что-нибудь дадут поесть, что тоже было не лишним, все-таки троих детей надо было одеть, обуть и накормить. А то, что она вставала в четыре часа утра и работала до позднего вечера, так кому это было интересно? На домашние дела у неё почти не оставалось времени, домашние дела мы делали сами. Она только спросит: «Корову накормили? Есть приготовили?» Да, в те годы мы еще и корову держали, и сено сами заготавливали.

Сначала из нашей семьи уехала Зоя, поступив учиться во Владимир, затем пришла моя очередь. Я поступила в Ивановское медицинское училище, три года спустя его окончила и получила направление на работу в родильное отделение г. Иваново. Там я работала по уходу за новорожденными детьми. В своей работе я часто пользовалась советами мамы: клала деток на бочок, привозила от мамы топленое масло и смазывала детишек, чтобы у них не было опрелостей. Жила я на частной квартире, которая находилась довольно далеко от работы. Трамваи, автобусы, пересадки, городской шум, от всего этого я очень уставала. Меня постоянно тянуло в Палех: в лес, на речку, по грибы и по ягоды. По распределению я должна была отработать три года, но заведующая отделением, видя, как я тоскую по Палеху, отпустила меня через полтора года.

И вновь я в Палехе с мамой. В детском отделении больницы вакантных мест не было, и я стала работать медицинской сестрой в яслях. В 1962 году вышла замуж за Валерия Константиновича Бобкова. У нас была комсомольская свадьба, на ней присутствовали более 70 человек. А со временем меня пригласили на работу в детское отделение больницы, там я и проработала до пенсии.

У меня была самая лучшая работа. Я всегда находила с детьми общий язык, они меня слушались. Конечно, все дети боятся уколов. Я, прежде чем делать укол, погрею ампулу в руках, поговорю с ребенком, отвлекая его, а затем быстро делаю укол. Дети не успевали даже заплакать. Я легко попадала даже в самые сложные вены.

Иногда были очень трудные случаи. Помню, как-то раз привезли к нам мальчика с воспалением легких, он был в очень тяжелом состоянии. На консультацию пригласили врачей из Иванова. Они, осмотрев ребенка, сказали, что лечение уже не поможет, до утра он не доживет. Я просидела рядом с ним три ночи. Мне коллеги говорили, что за эту дополнительную работу мне никто не заплатит. А какая разница, заплатят или не заплатят, если речь идет о жизни ребенка. Через три дня мальчику стало лучше, и я сама на скорой отвезла его в больницу в Иваново. Через месяц Андрюшка поправился и вернулся домой. Тогда в больницу пришел отец ребенка и принес мне целый пакет гостинцев. Все эти гостинцы я разделила между детьми, которые лежали в это время в отделении. Так что трудные случаи в работе бывали.

Несколько раз я сдавала кровь, когда она требовалась лежащим в отделении детям. Я помогала спасать детей, а своего сына спасти не смогла, Андрей умер в возрасте 15 лет.

Медикаментозное лечение взрослых людей и детей мало чем отличается. Но детям для быстрейшего выздоровления нужны игры, смех, общение со сверстниками. Поэтому, мы часто устраивали в коридоре отделения различные игры, на ночь читали детям сказки. Как-то раз, в половине десятого сижу я за столом, раскладываю для наших маленьких пациентов таблетки на следующий день, заходит главный врач больницы и говорит:

– Тамара Александровна, почему у вас так тихо? Вы что всех детей отпустили домой?

– Нет, – отвечаю, – все 17 человек на месте, просто они уже спят. Она заглянула в палаты, действительно все спят.

– Как Вам удается так быстро уложить детей спать?

А я просто на ночь читала им сказки. Сначала читаешь громко, затем все тише и тише, и дети постепенно засыпают. Еще дети очень любили, когда я приносила им из дома сушеные яблоки. Только захожу в отделение, а они уже бегут навстречу, раскрывая ротики. Каждому положишь по дольке яблока, они и рады.

Так что, работа мне нравилась, и стаж работы у меня составляет 44 года. Искала я и новые методы работы. Один раз за хорошую работу мне дали путевку в санаторий «Решма». Этот санаторий всегда считался элитным, строился он для партийной номенклатуры СССР, отдыхали там и космонавты, и другие высокопоставленные лица. Применялись там новейшие методы медицины. И вот я получаю путевку в этот санаторий. Что я могла перенять из опыта работы? Медицинское оборудование и различные, применяемые в санатории препараты, для нашей районной больницы недоступны. А вот методам массажа можно и поучиться. Массажистка пошла мне навстречу и стала учить меня разным приемам, некоторым пациентам я делала массаж сама под её руководством. А приехав домой, стала применять эти методы на практике. Также рекомендовала некоторые физические упражнения для восстановления здоровья.

Иногда люди на работе находятся в постоянном напряжении. Я считаю, что в жизни и в работе всегда должно быть место и шутке, и хорошему настроению. Мы много работали, но часто и смеялись, встречаясь с коллегами. Для детей, лежащих в больнице, иногда ставили небольшие шуточные сценки. Даже когда я перестала работать, а мы с ветеранами ставили в Доме культуры различные спектакли, то после окончания спектакля я приходила в детское отделение то в костюме козы, то в костюме курицы и рассказывала детям смешные истории.

Я давно уже на пенсии, но стараюсь не сидеть дома. Пока не начался карантин, старалась не пропускать занятия в клубе «Виртуальный туризм», которые замечательно проводит Г.В. Осипова, посещаю и клуб «Современница». Ездила вместе с ветеранами района в туристические поездки. И хотя родные не разрешают мне в силу возраста ходить по грибы и по ягоды, года два назад мне удалось съездить даже по клюкву. Об этой поездке я написала стихотворение.

«Нам под утро не спалось –

Важная забота,

Мы за клюквой собрались –

Любимая работа.

Пусть на пенсии народ –

Дома не сидится,

Нам зимою на печи

И то болото снится.

А дорога далека,

В кузове качает,

Но отважные бабуси

Того не замечают.

Здесь болото...

Доставай рюкзаки, корзинки

Красота кругом такая,

Лес, как на картинке.

Белоснежные березки,

Сосны и осинки.

Мы в болото все зашли –

Нечего бояться,

Поплутать полезно нам,

Спинки распрямятся.

На болоте тишина –

Разбрелись бабуси,

Ну, а клюква хороша,

Как на шее бусы.

На полянке собрались,

Очень клюква сладка.

По глоточку пригубить –

Не грешно с устатка.

Мы заранее все знали,

Что хорош будет улов,

На болото нас доставил

Сам Володя Горелов.

Ты в машину залезай

Потихоньку, Тома,

Погода славная стоит,

Скоро будем дома.

Порой я сочиняю стихи, дарю их своим близким на различные праздники, а чаще пишу под настроение, просто для себя. У меня отличные дети и внуки, сын со снохой живут в Палехе, они заботятся обо мне и часто меня навещают. Внучка Катя живет в Иванове, она работает стоматологом. Внук Иван учится в университете в Москве. Когда они приезжают в Палех, то обязательно навещают меня. Я горжусь своими детьми и внуками и очень их люблю.

Я также люблю жизнь, люблю рассветы и закаты, радуюсь, когда встречаюсь с лесом, речкой, полем. Я бывала в разных местах, но считаю, что ничего нет лучше нашего края.

Вот так закончила свой рассказ Тамара Александровна, а мы от редакции добавим часть информации, с которой она не сочла нужным поделиться. Т.А. Бобкова является Почетным гражданином Палеха. За свою работу она неоднократно награждалась Почетными грамотами и дипломами, имеет звание «Отличник здравоохранения».

Она всегда старалась помогать людям, и этому есть много примеров. Обратилась к ней как-то Н.И. Фатеева, которая в то время была председателем общества инвалидов. Надо было помочь одному подростку. Его мама больна, мальчика могут отправить в интернат, а дети в подростковом возрасте там редко приживаются. Жить он по-прежнему будет в семье, а мы будем его навещать и помогать по мере возможности.

Тамара Александровна согласилась, при этом она не относилась к этой работе формально. Первым делом она начала ремонт в квартире подростка, оклеила потолок и стены новыми обоями, старалась это делать, пока ребенок был в школе, так как ему не нравился развал в квартире, а какой же ремонт без развала? Когда ремонт был сделан, то и мальчику очень понравилось жить в чистоте. Всю эту работу она делала бесплатно. Она гладила ему рубашки и пекла пироги, уговаривала после окончания 9 класса продолжить учебу. А когда он поступил в колледж на ту специальность, которая ему нравилась, Тамара Александровна с Надеждой Ивановной радовались вместе с ним и подарили ему подарки.

Одна из коллег Т.А. Бобковой рассказывает:

– Она к каждому ребенку относилась очень внимательно. Могла уговорить сделать укольчик «и совсем не больно», запеленать белоснежную «куколку» на пораненный пальчик. Благодаря Тамаре Александровне, отмечали дни рождения, лежащих в отделении ребятишек. Например, бабушка Толика испекла пирог и принесла в больницу, медсестра приготовила вкусный напиток, а затем дети читали стихи и пели песни. В больнице лежали и маленькие дети, которые тосковали без мамы, и дети постарше. Тамара Александровна организовывала девочек постарше, и они помогали малышам. Она все успевала: и детей занять, и назначения врача выполнить, даже уроки помогала делать.

А вот воспоминания одной палешанки:

– Меня довольно часто беспокоил остеохондроз. Как-то раз иду по больничному двору, каждый шаг болью отзывается. Навстречу Тамара Александровна:

– Что спина болит?

– Да, сейчас полежу немного и снова пойду на работу.

– Я сейчас занята, а после работы зайду к тебе, сделаю массаж, будет полегче.

Действительно, даже после первого массажа стало немного легче, а затем сделали еще несколько сеансов, и жизнь стала намного веселее. Деньги за массаж она брать категорически отказалась, сказав только, что она могла бы научить делать массаж кого-то из близких мне людей.

Часто знакомые просят Тамару Александровну сделать им уколы, и она, несмотря на возраст, продолжает лечить людей и уколами, и просто добрым словом. Вот такой удивительный человек живет в Палехе. Пожелаем ей крепкого здоровья и долгих лет жизни.

Зоя, Тамара, Владимир и Вера Александровна Малаховы.

В кругу коллег по работе.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

314