Меню
12+

«Призыв», Общественно-политическая газета посёлка Палех и Палехского района Ивановской области

12.08.2016 14:29 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 32 от 12.08.2016 г.

От гауптвахты до медали один шаг

Автор: С. Алова

Прочитав заголовок, читатель, скорее всего, подумает, что речь пойдёт о мужчине, воине, солдате. На самом же деле героиня этой публикации — женщина, и вовсе даже не участница войны, однако «понюхать пороху» Альбине Фёдоровне Магуриной тоже в жизни довелось.

Детство без мамы
Но прежде, чем попасть в армию, ей, родившейся в трудное предвоенное время, в 1939 году, довелось хлебнуть лиха. Рано, когда не было ещё и трёх лет, осталась без мамы. Кроме Али на руках отца, Фёдора Ивановича Моталова, были ещё две младшие сестры. Детей помогала воспитывать бабушка, жили у неё в Шуе. Бабушка ходила в церковь и приучала внучек молиться. Аля молилась так: «Боженька, дай нам маму!».
Вскоре детская молитва была услышана. В семью пришла Анастасия Александровна Каурцева и стала новой мамой трём осиротевшим девчонкам. Альбина Фёдоровна до сих пор помнит, как в день знакомства мама принесла им три петушка из теста на палочке, и это была радость. В первые послевоенные годы жили очень бедно, в доме ничего не было, кроме трёх скамеек да большого стола. Анастасия Александровна работала в строчевой артели в селе Крутцы, а отец — на Майдаковском заводе.


От повара до ткачихи
Окончив школу в Шуе, Аля пошла работать на суконную фабрику ученицей ткачихи, потом ткачихой. Работать было тяжело, рано утром надо было успеть к началу смены, ходить приходилось пешком и очень далеко. Но молодость находит силы и радость жизни там, где их почерпнуть нелегко. Девушка была активисткой, хорошо пела и даже организовала хор. Однажды Але поручили собрать бригаду из десяти комсомолок, чтобы направить их на восстановление текстильного комбината в Херсон. За отказ в то время можно было и в тюрьму угодить.
Аля стала постоялицей у одной украинской бабушки, которая относилась к ней, как к родной. Жила в селе Киндейка недалеко от Херсона. Бабушка очень сочувствовала Але, когда у той от тяжёлой работы стали болеть ноги и спина. Вскоре её дочь Люба, работавшая бухгалтером на стекольном заводе, подыскала русской девушке там работу полегче. Аля стала шлифовщицей, шлифовала стеклянные банки на камне и укладывала их в ящики. Это совсем не то, что бегать от станка к станку всю смену.
Зарплата была очень маленькая, и Аля устроилась подрабатывать киоскером – продавать газеты и журналы. Киоск находился рядом с Херсонской столовой, и однажды с Алей заговорил мужчина, как оказалось, заведующий этой столовой: «Дочка, у меня жена больная. Ты бы помогла по хозяйству — полы помыть, постирать, а я тебя учиться устрою». Девушка согласилась, и он своё обещание выполнил. От денег и продуктов Аля отказалась, а учиться на вечернем отделении техникума общепита с радостью согласилась.
Через два года её приняли на работу в столовую. Здесь было сытно и тепло. По вечерам ходила на учёбу. По окончании техникума получила квалификацию повара-кондитера пятого разряда, вскоре стала помощником повара.


О мадьярах и не только
Читатель спросит, а какое же всё это имеет отношение к пороху и медалям, о которых шла речь вначале. Всё это было в судьбе Али.
Ей исполнилось 19 лет, когда за хорошую работу в столовой её направили работать поваром в воинскую лётную часть в Херсоне. Там она проработала полгода, и часть направили в Венгрию. Вместе с другими сослуживцами Альбина оказалась в небольшом венгерском городке на живописном озере Балатон.
Сначала всё было интересно и романтично. Первое, что поразило в чужой стране — это чистота вокруг домов местных жителей. Мадьяры, вставая рано утром, первым делом убирали территорию и только потом брались за дела внутри дома. И ещё поразило очень суровое отношение к нарушению закона. Как-то Аля услышала звон колокола. Ей объяснили, что это отрубают палец какому-то воришке. Если человек украл — ему публично проводили такую операцию. Украл второй раз — должен лишиться второго пальца… Так что дома там не запирались на замок, не много было желающих рискнуть частью своего тела ради какой-то наживы. Иногда вершился самосуд, тогда забравшиеся в чужой сад, чаще всего иностранцы, могли и жизни лишиться.
Но жадными мадьяры не были, если кто-то что-то попросит, делились щедро. Однажды Аля попросила у местного жителя несколько фруктов, он дал ей целое ведро. Так, как в России растут аллеи берёз, там дарят плоды и тень аллеи персиков, грецких орехов, абрикосов… Кругом виноградники. Всё это было очень красиво и необычно, пока не наступил день испытания на храбрость.
Однажды произошло нападение вооружённых людей на воинскую часть. Завязалась перестрелка, стреляли в упор. Было много крови, люди падали замертво. Альбина перепугалась, смалодушничала, оставила свой пост и убежала, спряталась под мост. Когда выстрелы утихли, услышала, как её ищут: «Где повар?». Тогда она вышла перепуганная и попросила воды.
За то, что оставила свой пост, ей грозила гауптвахта, но сослуживцы вступились за неё, упросили командира, говорили, ведь она так старается, хорошо кормит.
Вскоре представился случай исправиться.
Был очень жаркий день и военнослужащие отправились на купание. Альбина запирала столовую, когда вдалеке на аэродроме (была она очень зоркой) заметила подозрительную фигуру. Сообщила об этом командованию. Незваного гостя поймали в тот момент, когда он фотографировал самолёты. Оказалось, шпион. За этот случай Альбина награждена была медалью за проявленную бдительность. Командир сказал: «Ай да повариха, шпиона поймала!».


Вновь на Родину
Отслужив два с половиной года, Альбина вернулась в Херсон, к той же самой бабушке Дуне, которой исполнилось 102 года. Бабушка и жениха ей нашла, но Алю тянуло на родину, в Россию. Да и повод вернуться определился сам собой. Пришла телеграмма от родителей о том, что они болеют и нуждаются в уходе. Она, как старшая дочь, поехала в Шую заботиться о стариках.
Там устроилась работать на Тезинскую фабрику кондитером и вскоре вышла замуж за брата своей подруги Германа Магурина, вернувшегося со службы в армии. Уехали с мужем на Дальний Восток, там родилась первая дочь Светлана. Но через два года пришлось вернуться из-за здоровья мужа. А вскоре его не стало.
Во втором замужестве Альбина Фёдоровна переехала жить в Палех. Так здесь и осталась, вырастила двух дочерей. Вспоминая жизнь в Венгрии, до сих пор часто сравнивает палехские улицы с теми, что видела заграницей.
- Не могу спокойно наблюдать, как люди, бывает, бросают мусор где попало, устраивают стихийные свалки, мусорят вокруг контейнеров, заваливают заброшенные огороды, — сетует Альбина Фёдоровна. — Я всех призываю беречь чистоту. Ведь Палех называют художественным, значит, он должен быть чистым и красивым, а на меня ещё и обижаются за это.
На вопрос о том, чего больше всего не хватает в теперешней жизни, Альбина Фёдоровна отвечает, не задумываясь:
- Чего нам теперь нужно? Только внимание! Раньше получишь открытку к празднику от руководства, и как приятно на душе становится!
На здоровье ветеран не жалуется. Не потому, что оно есть, а потому что принимает болезни и немощь как данность, как естественных спутников возраста и последствия голодного детства, тяжёлого труда в молодые годы. Принимает всё, как есть. И всегда молится. Молится Господу, святой Матронушке Московской, посещая святые места. И уверена: о чём ни попросит, всё ей посылается и открывается. С этой верой все житейские трудности и невзгоды легче переживаются.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

42