Меню
12+

«Призыв», Общественно-политическая газета посёлка Палех и Палехского района Ивановской области

03.01.2021 10:00 Воскресенье
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 1 от 01.01.2021 г.

Долгожитель нашей памяти

Вячеслав Иванович с супругой во время поездки на родину.

3 января исполняется 100 лет со дня рождения Вячеслава Ивановича Астахова. С момента его появления в Палехе, сразу стало ясно – человек это не случайный. Так и есть – за недолгие годы своего руководства, в тяжелые послевоенные годы Вячеславу Ивановичу удалось вывести Палехское художественное училище на новый уровень, сохраняя традиции и дух местной культуры, заложить мощный фундамент дальнейшего достойного развития дела воспитания и обучения будущих художников – гордости современного Палеха. 

Добрую память оставил о себе Вячеслав Иванович у многих поколений палешан. Фронтовик, умелый педагог, скульптор, директор Палехского художественного училища, необычайно талантливый, поистине, широкой души человек, имя которого по-прежнему на устах у его выпускников, сегодня уже состоявшихся, заслуженных художников, почетных людей и всех тех, кто имел возможность познакомиться с легендарным человеком своей эпохи, личность которого и сегодня заслуживает особого уважения и подражания.

Его знали, как отличного скульптора.

Порядок был армейский

В Палех я приехал в июне 1952 года поступать в Палехское художественное училище им. М. Горького. Вячеслав Иванович, в этот 1952 год, принял директорство училищем у Шемарова Михаила Ивановича. В училище в то время был конкурс, пять человек на одно место. Экзамены сдавали по общеобразовательным предметам, а главное по рисунку, живописи и композиции. Вячеслав Иванович наблюдал, как мы справлялись с главным экзаменом. Способных ребят, которые не сдали экзамен по первым дисциплинам, а по главным сдали на отлично, не стал отчислять, а дал им возможность пересдать экзамен, и они были приняты в училище. Его действия в дальнейшем оправдались – эти ребята стали неплохими художниками.

Как бывший офицер Астахов держал дисциплину и в общежитии, и в училище. У него была притягательная сила, к нему всегда можно было обратиться по любому вопросу. В его время в училище царила дружеская обстановка между преподавателями и студентами. Проводились праздничные вечера. Был студенческий хор, устраивались театральные постановки. В Домах культуры в Палехе и в районе был свой духовой оркестр, действовали спортивные секции по лыжам, боксу, спортивной гимнастике, проводились военные занятия. Студенты в первые два месяца учебного года работали в колхозах района. Жили при колхозе, порядок был армейский, кормились на полевой кухне.

Сам Вячеслав Иванович и многие преподаватели были заядлыми охотниками, они знали все следы диких животных. Был такой случай. Как-то утром Вячеслав Иванович построил нас и говорит: «Появились неизвестные следы от Палеха до Мелешина» (это семь км. от Палеха, мы там жили и работали) и смотрит на ноги студентов, теперь, говорит, все ясно чьи следы. Военрук Капитонов некоторым студентам, у кого не было обуви для работы в поле, выдал футбольные бутсы. За ночь некоторые из них успевали сходить в Палех, а утром вернуться обратно. Так по окраине дороги появилась тропа от бутс-шипов.

Как-то на поле убирали картошку, а у меня ботинки развалились. В.И. Астахов увидел, дал мне ключи от своей квартиры и велел там взять его хромовые офицерские сапоги, что я и сделал. Его отцовское отношение к нам было неоценимо. Ведь все мы, по сути, тогда являлись детьми войны.

В 1957 году у нас с Калерией была студенческая свадьба. Вячеслав Иванович, преподаватели и весь наш курс были в числе гостей.

В то время, когда мы уже закончили училище и работали в мастерских, он всегда интересовался нашими работами. Мы часто обращались к нему за советами. Трагическая случайность на дороге Шуя – Иваново оборвала его жизнь и жизнь его жены, художницы Валентины. Это была большая потеря для Палеха.

Его патриотизм, любовь к Палеху, его доброта, уважение, которое мы всегда чувствовали, навсегда останутся в наших сердцах. Наши однокурсники 1952 – 1957 года Борис Ибанов (г. Белгород), Владимир Вихрев (г. Тверь) передали самые теплые воспоминания о Вячеславе Ивановиче Астахове.

К. и Б. КУКУЛИЕВЫ, народные художники России.

Самые лучшие годы

Я поступила в училище в 1954 году, мне было 15 лет. Директором второй год был Вячеслав Иванович Астахов. С первых дней он произвел на меня и всех нас, студентов, незабываемое впечатление. Он был для нас родным человеком. Вячеслав Иванович участвовал вместе с нами во всех мероприятиях, какие проводились в училище, трудился с нами на колхозных работах и там шутил с нами, участвовал в самодеятельности и присутствовал на студенческих вечерах, иногда играл в волейбол со студентами. И так всем было приятно часто видеть его среди нас, когда он принимал участие в общих делах и забавах. Он мог и поругать кого-нибудь за непослушание. Помню на втором курсе ко мне в училище приехал отец из Ставрополья. Он сразу решил зайти к директору, узнать о моей учебе и моих «успехах». Я долго ждала, когда он выйдет из кабинета, но отец пробыл в кабинете с Вячеславом Ивановичем больше двух часов и вышел такой счастливый. В разговоре оказалось, что у них много общего в жизни. Оба они прошли войну и закончили ее в звании «капитана». Мне показалось, что они и похожи чем-то. Отец после встречи с ним был в восторге, он сказал мне: «Да какой же у вас директор! Внимательный, гостеприимный, чуткий, ответственный человек». Так приятно было услышать мне от отца такое впечатление о директоре нашем Астахове. Я часто вспоминаю своих преподавателей с благодарностью, и эти студенческие годы были в моей жизни самые лучшие.

К. ЛЮБИМОВА.

На привале. Вячеслав Иванович второй слева, рядом супруга Валентина.

«Поезжай, дочка, поезжай»

Встреча с палехским искусством случилась у меня в 1955 году в Самаре, где открылась выставка, привезенная В.Т. Котовым. Я тогда училась в самарском сельхозтехникуме (мы жили в Самаре). Выставка потрясла, душа рванулась в Палех. Узнав, что там можно учиться искусству, написала запрос в училище и приложила свои рисунки, чтобы узнать, можно ли надеяться на допуск к вступительным экзаменам. Родители с тревогой отнеслись к возможным переменам в жизни, путешествию в неизвестность… Но настроение их резко изменилось, когда пришел ответ. Папа был ошеломлен, письмо начиналось словом «здравствуйте». «Это – в наше время? Не секретарь на машинке, а собственноручно – сам директор неизвестной «малявке» пишет письмо. Это невероятно! Поезжай дочка, поезжай», – сказал отец.

Приезд в Палех восприняла как чудо: и природа, и обхождение людей… Но самым ярким впечатлением, наверное, надо считать встречу с Астаховым.

Я принята в училище. В первый день занятий поступившие пришли к училищу раньше, чем требовалось. Двор бодро подметал дворник, напевая что-то, вроде, – «пум-бурум, пум-бурум-бурум». Каково же было наше удивление, когда с поздравлением с началом учебного года перед нами предстал элегантный, можно сказать, величавый человек с добрым напутствием, и в нем мы узнаем того самого дворника, который подметал двор, директора В.И. Астахова. Речь его была небольшая, но теплая и проникновенная. Мы чувствовали, что нам рады, нас приняли в общую семью.

Жизнь училища была богата разнообразием: изумительные стенгазеты, где уделялось внимание характеру и жизни каждого студента, драмкружок, занятия спортом, хор… Петь любили все. Особенно вспоминается пение, когда в подвале училища, вместе с Вячеславом Ивановичем, рубили капусту для нашей столовой.

Время было сложным, идеология не способствовала пониманию традиционного искусства, но в училище царила атмосфера, которая сопровождала всегда жизнь традиций: общее – как свое.

Тепло родного очага… Какое точное выражение для характеристики мироощущения живущих в русле традиционных ценностей. И Вячеслав Иванович, и незабвенные наши учителя, которые называли нас ребятками, ребятишками, бережно хранили эту атмосферу семейного лада, необходимого для общего дела: сохранения традиций драгоценного искусства, памяти его зачинателей.

Это ощущение родства, что мы – семья – драгоценное воспоминание о дорогих наших учителях и друзьях, согревающее жизнь до сих пор.

И. ЛИВАНОВА.

На зависть теперешним студентам

В прошлом столетии, в 1962 году, я поступала в ПХУ. Удивительно, на мое заявление и письмо ответил сам директор Вячеслав Иванович. Описал все, что нужно сдавать. Мне выпал счастливый билет, я поступила. Как-то на собрании Вячеслав Иванович вскользь сказал, что во время войны он освобождал «Любушку», т.е. меня и мое село Таловое. Так вот, думаю, как я ухитрилась поступить и учиться при Астахове, в то чудное время.

На зависть теперешним студентам нас кормили три раза в день, одевали, обували и на выходной давали по рублю.

Было прекрасное время. Палех рос духовно и талантами, нас знал весь мир. Вячеслав Иванович и Виталий Тимофеевич Котов – «стена» знаний, о которую бился темный народ и тек от нее в просветлении, простите, по-другому сказать не могу.

Вокруг Вячеслава Ивановича цвело и развивалось искусство, поэзия, охота. Песни пели каждая улица, и каждая деревня имела свою песню, свой праздник и своего святого.

Нам пророчили лучшие времена, но мы не знали, что это лучшее время с нами и ушло.

Вячеслав Иванович – это духовная машина. Он учил нас любить и беречь людей и Родину. Надо увековечить его имя для Палеха и мира. Без таких людей все бы поросло бурьяном.

Л.Ф. САЛОВА.

Среди друзей. Д. Свергино.

Мы его обожали

Масштаб этой грандиозной Личности понимается больше со временем. Нам посчастливилось учиться в Палехском художественном училище, когда директором и педагогом был Вячеслав Иванович. На нашем курсе он преподавал рисунок на четвертом и пятом году обучения. Мы, студенты, не просто уважали, мы его обожали. Хотя он был строг и требователен, у него «не забалуешь». И что удивительно: многословным он не был, но его емкие, короткие фразы и слова запоминались и не только по предмету, но и по жизненным ситуациям. Даже сейчас иногда при случае думается: «Как же прав был Астахов».

Для меня лично некоторые его слова, действия, напутствия были судьбоносными. Это важно кто рядом в начале пути, в юности, кто словом, даже намеком, ненавязчиво направляет по правильному руслу. Конечно, я признательна и благодарна ему.

Сегодняшние студенты ПХУ должны знать, что новое здание училища, в котором они сейчас обитают, было построено в основном при Астахове, сколько сил своих, времени вложил он тогда.

Талантливый педагог, художник, скульптор и прекрасный душевный человек, прошедший суровый жизненный путь, закаленный военным лихолетьем – таким он остался в памяти всех, кто его знал, и кому повезло с ним общаться.

Н. ЛОПАТИНА.

Слуга Отечества и отец студентам

1964 – 1969 гг. – Это годы учебы в Палехском художественном училище. За спиной остались волнительные вступительные экзамены. И вот нас, вновь поступивших 16 студентов, поздравил на общем собрании училища наш директор В.И. Астахов. Он представил нам свой преподавательский корпус, где он был слуга Отечества и отец студентам.

Первое впечатление от Вячеслава Ивановича было внушающее, от него веяло отцовским теплом. Он мне напомнил моего бывшего армейского командира ракетного дивизиона майора Осипенко. Такой же высокий, широкоплечий, крупной фигурой был мой будущий директор Палехского художественного училища. Он нам сразу же всем видом своей внешности подчеркнул, что он тут не случайный человек, а руководитель большого творческого звена, большого творческого художественного единения. Выступая перед нами, перед своими студентами, голос был твердый, спокойный и убедительный. Взгляд командирский, при этом лицо всегда излучало спокойствие, он никогда не повышал голоса на своих студентов. Очень убедительно говорил, в убеждениях был тверд. Примеров тому было очень много. Однажды исключил из училища студента 4 курса за непозволительное поведение, другого – за постоянную драку, тот избивал своих однокурсников за то, что они лучше его рисовали и писали живопись. Ко всем своим студентам Астахов, как директор и педагог, относился одинаково.

Однажды после окончания 3 курса – это было в конце апреля или начале мая, Вячеслав Иванович вызвал меня к себе в кабинет и сказал мне строго по-отцовски: «Если ты не привезешь летних работ, то можешь в училище не появляться». Летом я написал 47 этюдов и оформил их. В 1967 году состоялась моя первая персональная студенческая выставка. Тогда Вячеслав Иванович просто сказал: «Вот теперь я знаю, что ты будешь художником». Его утверждение живет во мне и по сей день.

Много прекрасных воспоминаний того периода студенческих лет осталось в памяти. Вячеслав Иванович много заботился о нас, в частности, о нашем питании. Осенью, мы (художественное училище) помогали колхозам и совхозам в уборке картофеля и льна. В один из таких осенних годов мы убирали картофель у деревни Мелешино. Поле было огромное, и наше училище справилось с этой работой, за это нам дали вознаграждение – три грузовика крупной картошки для студенческой столовой, а также моркови, капусты, свеклы и лука. Вячеслав Иванович как отец заботился о нас. Малообеспеченным студентам разрешалось от художественного училища сшить пальто, костюм, купить ботинки. По тем временам это считалось роскошью.

Мне как студенту больше всего нравилась методика ведения занятия по рисунку. Астахов окончил Академию художеств в Ленинграде, отделение скульптуры и, как скульптор, прекрасно владел рисунком. Он брал карандаш и поэтапно, доходчиво разъяснял задачу. Такая методика всем студентам была в пользу, и мы быстро стали осваивать рисунок. Стали понимать, что основа для любой работы – это рисунок, и кто владел рисунком, тот быстро становился мастером палехского искусства. Н.М. Зиновьев всегда говорил: «Кто умеет рисовать, тот обязательно напишет палехскую работу». Занятия по рисунку у Вячеслава Ивановича проходили работоспособно, в полную отдачу.

Директор очень заботился о нас и старался в нас развить культурную часть. На нашей старенькой машиненке возил нас по городам на экскурсию. Где только мы не бывали, и в Суздале, Владимире, Костроме, Вологде, Ярославле, Москве, и везде удивлялись русской красоте зодчества и прекрасным пейзажам родной природы. А шофер наш Борис Васильевич Сафонов всегда нас развлекал шутками и анекдотами. Так что поездки всегда были очень веселые и впечатлительные.

Чудес было много. Но особый случай меня поразил тогда, 9 мая 1967 года, когда на концерте, посвященном Дню Победы, на сцену вдруг вышел В.И. Астахов и спел песню «… Нас оставалось только трое из 18 ребят…»

Мы с другом Колей Шкребко долго аплодировали стоя нашему родному директору, и он оставил нам память о себе на всю оставшуюся жизнь, память вечности, память о той жестокой войне. И сейчас, когда вся страна празднует 75-летие Великой Победы, я преклоняюсь перед ним – моим славным защитником нашей страны В.И. Астаховым, перед героями тех великих битв, тех великих сражений.

О В.И. Астахове много можно говорить и писать. Он был энциклопедией нашего студенческого времени, большая светлая личность всего художественного общества Палеха.

Студент 1964-1969 гг. А.О. ПОЧАНИН, заслуженный художник республики Мордовия.

В.И. Астахов. Портрет работы А.С. Кривцовой.

К талантам – благоволил, к подлецам – был суров

Вячеслава Ивановича я увидел в Палехе задолго до своего поступления в художественное училище. Они с супругой часто прогуливались летними вечерами вдоль Ильинской слободы. Завидев у калитки нашего дома моего отца, подходили и, присаживаясь на лавочку, тихо с ним о чем-то беседовали.

В студенческие годы Астахов предстал перед нами в ранге директора начальной «кузницы» живописцев. Его личность запечатлелась у меня в памяти на всю оставшуюся жизнь. Чем больше времени проходит, тем этот образ становится все ярче и монументальнее, если угодно. Вячеслав Иванович был словно высечен из «скальной породы» могучим резцом провидения.

Старое училище, в котором Астахов собрал неплохой коллектив преподавателей, создавало прекрасно подготовленных, для дальнейшей работы в Артели, молодых мастеров. В уютных старинных аудиториях «академии» царила, им сохраненная, удивительная атмосфера творческого подвижничества учителей и студентов. Умножались накопления, бережно оберегаемых бесценных учебных оригиналов, как основоположников, так и их последователей. Неприкосновенные «запасники» пополнялись новыми талантливыми достижениями учащихся. Многочисленные экскурсии Астахов считал крайне необходимыми для юных художников. Каждое лето училищная бортовая автомашина «Газ-51» уносила нас и в ближние, и дальние края…

Вячеслав Иванович обладал редким даром – безошибочно угадывал в ученике способность к самостоятельному образному мышлению. К талантам он благоволил; старался помочь тем, в ком видел природную тягу к искусству или страстное желание овладеть секретами мастерства. К подлецам, если таковые вдруг обнаруживались, был суров и беспощаден. Там, где было необходимо, твердость его характера была подобна глыбе гранита.

Однажды мне довелось попасть в кампанию художников Артели и преподавателей ПХУ, собравшуюся в огороде Николая Федоровича Вихрева. Был там и Астахов, великолепно читавший стихи и певший вместе со всеми народные песни. Его хорошо поставленный музыкальный голос звучит для меня, и по сей день.

Памятен год учебы на втором курсе училища. Астахов вел у нас уроки композиции. Мнения своего он старался не навязывать. Если видел какие-то промахи, то тактично предоставлял возможность ученику подумать и их поправить. Бывало, увидит у кого-то интересную задумку и начнет диалог, который мог прервать, только завершающий занятие звонок…

С безвременным уходом Вячеслава Ивановича с «капитанского мостика», училищная организация, сначала исподволь, а затем все более явно, превращалась в «жидкокостную» конструкцию «без руля и ветрил». Особенно это стало заметно с переездом в новое здание.

Так что – и «свято место пусто бывает», и «незаменимые люди» есть…

Ю. ГОЛИКОВ.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

137