Меню
12+

«Призыв», Общественно-политическая газета посёлка Палех и Палехского района Ивановской области

14.02.2020 10:57 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 7 от 14.02.2020 г.

Январская тетрадь. Голос из прошлого (рассказ)

Сегодня в нашей рубрике, посвященной 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, вы прочитаете сочинение ученицы 10 класса Палехской средней школы Алены Бабановой, которая в память о своей прабабушке Анне Константиновне Заварыкиной (Конновой) рассказала о небольшом фрагменте из ее жизни в годы самой страшной и кровопролитной войны на планете.

В Отделе образования администрации Палехского муниципального района сетуют, что Алене не хватило всего два балла, чтобы стать абсолютной победительницей и отправиться на всероссийский конкурс. Несмотря на это мы гордимся Аленой и представляем вашему вниманию ее сочинение.

Сочинение Алены было направлено на региональный этап всероссийского конкурса «Без срока давности», где она стала победителем. Рассказ «Январская тетрадь. Голос из прошлого» признан одним из лучших сочинений учащихся 10-11 классов. Всего на конкурс было представлено около 50 работ победителей муниципальных этапов.

В детстве долгими зимними вечерами, особенно в январские каникулы, я любила погостить у прабабушки Анны. Она жила на тихой улочке Маяковского, что в южной части Палеха. Мы вместе читали сказки, учили наизусть строчки о зиме из «Евгения Онегина» А.С. Пушкина, рассматривали старинные фотографии. Фотографии поражали меня: на них изображены жители деревни Тименка Палехского района в телогрейках, женщины натоку или с подойниками, дети, худые, с болезненными лицами. Халатики, платочки, фартуки. И везде труд, труд, труд — бесконечный, тяжёлый. Прабабушка рассказывала о своём детстве, юности. В марте 2019 года прабабушки не стало. И через некоторое время мама принесла мне тетрадочку, перевязанную алой ленточкой. Это моя ленточка, из детства. А тетрадь? На ней было написано: «Алёнке. Январь 2015 год». Я листаю, еле сдерживая слёзы, узнаю почерк моей любимой прабабушки. Это тетрадь с рассказами о её юности. Слушайте январские истории.

Моя прабабушка Заварыкина (Коннова) Анна Константиновна родилась в 1926 году в большой семье сапожника и колхозницы. Когда ей исполнилось семь лет, первого сентября она пошла с деревенскими детьми в школу. Вышла учительница и зачитала списки учеников, но её там не оказалось. Всех повели в класс, и она пошла вместе с первоклассниками. Там учительница проверила списки и, увидев прабабушку, сказала: «Тебе, Нюра, рано ещё в школу, приходи через год!». Учиться очень хотелось. Родители попросили, чтоб оставили Нюру в школе, в надежде, что ей надоест, и сама перестанет бегать в класс. Вопреки всем трудностям: нехватке одежды и обуви, прабабушка закончила четыре класса Тименской школы. Заниматься она любила, поэтому потом училась в Палехской школе. Каждое утро шесть километров туда и обратно одна. Летом 1940 года после окончания семи классов она увидела в газете «Трибуна Палеха» объявление о приеме учащихся в ФЗУ в городе Шуя. Так как семья жила бедно, работал один отец, прабабушка твёрдо решила — поступать. Втроем с подругами они отправились пешком в Шую за тридцать пять километров. Пришли только вечером. Началась новая жизнь. Прабабушка освоила ткацкое дело, а через год стала работать ткачихой.

Двадцать первого июня 1941 года после рабочей смены, торопливо покинув фабрику, она, как обычно, не шла, а бежала домой в Тименку. Там её ждали и деревенские девчонки. Вот и кончились городские постройки, а дальше путь в тридцать пять километров по проселочной дороге. Вот уже Кочнево, а дальше Луканиха. Харитоново. Рудильница. Клетино. Пробежав матюкинское поле, перед ней вставал дремучий лес, длиной в шесть километров. Новосёлки. А вот родная Тименка.

– Нюра, Нюра! – кричали подружки, радуясь её возвращению в село. – Завтра будет открытие пионерского лагеря в доме художника Н. Харламова.

Утром девчонки, взявшись за руки, побежали в Харламовский парк. Родители привезли ребятню со всей округи на открытие лагеря. Дети качались на качелях, а взрослые пели и плясали под гармонь. К развеселившимся людям подъехал на лошади вестовой и попросил тишины.

– Началась Великая Отечественная война. К вечеру будут вручаться повестки, в первую очередь коммунистам.

Сразу же территория сада опустела, женщины плакали.

После выходного прабабушка вернулась в Шую. Всюду висели плакаты «Родина-мать зовёт!», «Всё для победы!», «Смерть немецким оккупантам!». В магазинах опустели полки, за хлебом тянулись длинные очереди. В скором времени были выданы карточки: восемьсот граммов – самая высокая норма, шестьсот граммов – рабочая карточка, четыреста граммов – иждивенческая. На другие продукты были другие карточки.

Отец прабабушки, Константин Николаевич Коннов, служивший в Гражданскую войну, не думал, что придётся воевать, ведь ему было сорок шесть, а призывали до пятидесяти. Однако его отправили на фронт, а через месяц был призван старший брат 1923 года рождения. Семья осталась без средств существования. Отец писал с фронта неутешительные письма и просил прабабушку оставить работу. Уйти с фабрики было невозможно, так как за самовольный уход или прогул судили военным трибуналом. Но её отпустили по справкам о семейном положении. Вернувшись домой, она обратилась к бригадиру, с которым работал её брат, и он разрешил каждое утро копать окопы для связистов, а затем она работала на копке противотанкового рва, который проходил не только по Палехскому району, но и близлежащим.

Шёл 1942 год... Война гремела по всем направлениям. В семье не было продуктов питания, ели всё, что можно: крапиву, колоколец, щавель. Не было и одежды. От людей прабабушка узнала, что в Тименку, в дом художника Н. Харламова, поселили детей блокадного Ленинграда. С ними же прибыл весь обслуживающий персонал, но не было работника на кухню. И она (прабабушка) решила устроиться на работу. Директор, посмотрев на неё, сказала: «Девчонка, какой ты дровокол-водонос? Ты же несовершеннолетняя!». Но, увидев, что прабабушка отвернулась и вот-вот заплачет, сказала: «Ладно, работай, что-нибудь придумаем». На следующий день она вышла на работу. С семи утра до семи вечера она колола дрова и из двадцатиметрового колодца на коромысле деревянными ведрами носила воду. Однажды колун сорвался и ударил по коленке. Спрятавшись за поленницу, она сидела и плакала, боялась, что директор увидит её и уволит с работы. В детском доме она никому не сказала о произошедшем. И хоть в тот вечер с трудом дошла до дома, работу не бросила.

Мать лечила, как могла. На утро с прабабушкой пошёл тринадцатилетний брат на работу. Спустя несколько дней директор перевёл прабабушку в нянечки. Дети были истощённые, слабые, с разными заболеваниями. Их приходилось мыть в неприспособленной баньке, не было и туалета. В маленькой комнатке стояли три ведра, выносить приходилось на колхозное поле, которое находилось за садом.

После работы в детском доме прабабушка спешила в сельсовет. Там стоял радиоприёмник «Родина» и, прослушав новости с фронта, она несла их жителям, ведь у людей не было ни света, ни радио. Избы освещались только лучиной или фигасами, если у кого-нибудь было хоть немного керосина…

Сегодня на моём столе настольная лампа с энергосберегающей лампочкой, а у прабабушки на столе всегда стояла керосиновая (на случай, если отключат электроэнергию). Сгущаются сумерки... Будто сквозь сон я слышу: «Алёнка, цени каждое мгновение и расти на радость людям». Эти слова прабабушка всегда говорила, провожая домой.

Вы прочитали маленькие январские истории из большой жизни моей прабабушки Заварыкиной (Конновой) Анны Константиновны.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

250