Меню
12+

«Призыв», Общественно-политическая газета посёлка Палех и Палехского района Ивановской области

16.11.2020 11:16 Понедельник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 46 от 13.11.2020 г.

До 4 класса училась в школе, а с 11 лет стала работать в колхозе

Автор: М. Владимирова

Сегодня мы снова вспомним о детях войны и пойдем в гости в д. Беликово к Вере Федоровне Лимоновой. Живет Вера Федоровна в добротном деревянном доме, обшитом тесом, окна украшены красивыми наличниками. Перед домом, несмотря на позднюю осень, цветут цветы – кругом чистота и порядок. На крылечке нас встретила хозяйка, проводила в дом и согласилась рассказать о том далеком и тяжелом военном и послевоенном времени, которое она пережила. В дополнение хочется сказать, что общение проходило с соблюдением всех санитарно-эпидемиологических норм.

– Вера Федоровна, Вы жили в трудные военные и послевоенные годы. Расскажите, пожалуйста, об этом времени и о своей семье.

– Семья наша жила в деревне Прудово. Семья была большая, девять человек детей, перечислю всех по порядку: Петр, 1915 г.р., Мария, 1918 г.р., Павел, 1920 г.р., Иван, 1923 г.р., Алексей, 1925 г.р., Серафима, 1928 г.р., Виталий, 1930 г.р., Вера, то есть я, и Нина, 1937 г.р. Я родилась 11 июля 1933 года, была предпоследней в семье. Папа у нас был строгий, все мы его слушались, и все выросли порядочными людьми.

Наш отец Федор Павлович Кухаркин был отличным кузнецом, и всю жизнь проработал в кузнице. Поскольку в то время кузница была в Прудове, то отцу не приходилось далеко ходить на работу. Отец был мастером на все руки – делал телеги, сани, лошадей ковал, мог выковать любую деталь: подковы, болты, гайки. Работал он один без помощников, а одному нелегко и горн раздувать и бить на наковальне, пока железо не остыло. Поэтому он и нас привлекал к себе в помощь. Не только мальчишки, но и мы помогали отцу в кузнице. Железо надо нагревать и ковать пока не остыло. Нагретую деталь он кует на наковальне, а я в это время другую деталь кручу над очагом, чтобы не остыла и хорошо прогрелась, затем он их меняет местами. Так и работали.

С мамой ходила на ферму. Моя мама – Александра Павловна всю жизнь проработала дояркой. Электричества в то время не было, и коров доили вручную. Я помогала маме на ферме, она подводила меня к тем коровам, которые были спокойными, их было легче доить, вот их я и доила. А тех коров, которые плохо отдавали молоко и доились с трудом, мама доила сама.

Не только дети нашей семьи, но и все деревенские дети помогали своим родителям. В то время трудиться начинали с раннего детства. Пока я училась в начальной школе, помогала, а когда окончила её в 1944 году, и исполнилось мне 11 лет, стала постоянно работать в колхозе. Закрепили за мной быка, встаешь в четыре часа утра и на работу. Не было ни выходных, ни праздников – пахали, боронили, сено перевозили, из леса дрова возили. Косить траву тоже приходилось, нам пробьют косы, а они плохо налажены, машешь-машешь ими, сил уже нет, а до обеда еще далеко.

У нас в колхозе был конный двор (так он назывался), только ни одной лошади там не было, были только быки, и на них мы работали, на них ездили в Палех и даже в другие районы. С быками по-разному бывало. Иногда они слушались, а бывало, в пруд завозили или в речку и ничего с ними сделать невозможно было. Не зря существует поговорка «Упрямый как бык».

Расскажу один случай. Война закончилась. Мужики из нашего колхоза были направлены на лесозаготовки в с. Конева Грива Пестяковского района, там они работали, валили лес, а нас посылали отвозить им сено для быков и продукты для работников. Поездка в эту Коневу Гриву занимала два дня. Выезжали мы рано утром, руководил нами Борис Муратов, мальчишка на год старше меня, но он знал дорогу. В первый день мы доезжали до деревни Вязьково, эта деревня находится уже на территории Пестяковского района, там ночевали. О ночлеге кто-то договаривался заранее. Там нас уложат спать, но не спится – тараканы бегают, клопы сверху падают. Ждешь не дождешься, когда же утро настанет. А рано утром снова в путь. Доедем да наших лесорубов, отдадим им фураж, переночуем и в обратный путь.

– Если Вам так запомнились клопы и тараканы в доме, где вы ночевали, значит, в вашем доме было намного чище, а ведь едва ли в то время было мыло, не говоря уж о стиральном порошке?

– Ни мыла, ни стирального порошка у нас, конечно, не было, но мама у нас была очень чистоплотная. Она заваривала щелок в кадушке, которая стояла в бане, для этого брала золу, завязывала её в ткань и опускала в горячую воду, а потом бросала туда раскаленный камень. Вода становилась мягкой, хорошей, в ней и белье стирали, этой водой и сами мылись.

– Ваши детские годы пришлись на военное время. Что Вы можете рассказать о том времени?

– Когда началась война, мужчинам стали приносить повестки. Весь народ выходил провожать их на войну. Из нашей деревни они уходили ночью, чтобы к утру добраться до Палеха. Провожали их не только взрослые, но и дети. Мы смотрели, как они прощались с родными, клали свои пожитки на телегу и уходили вдаль по дороге. Обернутся, помашут нам и дальше идут. Мы стояли и смотрели им вслед. Уходили домой только тогда, когда их уже совсем не было видно. Мало кто из них вернулся домой.

Из нашей семьи мы провожали в армию пять человек, отца и четырех старших братьев. Отца потом комиссовали по состоянию здоровья, и он вернулся домой. Он в своей кузнице больше пользы принес для Победы.

А четверо моих старших братьев были на фронте. Петр во время боя был ранен, попал в плен, вернулся домой уже в 1947 году. Павел – танкист, он вернулся в конце войны. Иван служил под Москвой. Алексей дошел до Берлина. Все они воевали, были ранены, но вернулись домой живыми. Сестра Мария была на трудовом фронте, они копали окопы. Серафиму отправили учиться в ФЗО на ткачиху, потом она работала в Шуе на фабрике. Так что из детей дома оставались только брат с сестрой и я.

А жили в войну мы трудно. Постоянно недоедали. Помню, я говорила маме: «Мама, когда я досыта хлеба поем и посплю?» Мы мечтали о том, чтобы досыта поесть хлеба, а ведь в том хлебе почти не было муки, в основном, в нем была картошка. Картошки сажали много, благодаря ей и выживали. Как-то раз выдался очень сырой год, в поле войти было невозможно, по краям поля картошку выкопали, а в центре поля не успели – ударили морозы. Весной эту гнилую картошку мы выкапывали, делали из неё крахмал, пекли лепешки и ели. Вот так и выживали. В то время в колхозе не платили зарплату, то есть денег не выдавали совсем, начисляли трудодни. На эти трудодни выдавались зерно, картошка, то, что мы выращивали в полях.

Одежда была «заплатка на заплатке». Ее не на что было купить. В каждом доме были коровы, немного накопишь маслица, продашь, на эти деньги что-то купишь. Коровы плохо доили, кормов не хватало, они тоже жили впроголодь, хотя вся трава по окрестностям была выкошена.

– Расскажите, пожалуйста, и о колхозе, в котором Вы работали.

– В то время больших колхозов не было. В наш колхоз входили две деревни Прудово и Фомино, колхоз назывался «Красный Октябрь». Председателем был Николай Иванович Барсуков, человек он был свой, деревенский, с председателем нам повезло. Он был жесткий, но справедливый, мог настоять на своем, мог и помочь, знал всех людей в деревне и заботился о нас. Иногда отходы какие-то даст, он раненым вернулся с войны и никого не боялся. В некоторые колхозы присылали председателями людей из района, они не знали людей, не сразу вникали в колхозные проблемы, там людям приходилось гораздо труднее.

– Ваше образование закончилось 4 классами, Вы не учились дальше?

– Ну как же не училась? Конечно, училась. Училась в школе рабочей молодежи в Палехе. Я очень хотела учиться, но отец считал, что работа – это главное и отпустил меня в школу только в 1952 году. В два часа дня придешь с работы, умоешься, поешь и идешь в Палех в школу. А от Прудова до Палеха было не менее десяти километров. В то время транспорта никакого не было. Занятия в школе начинались в пять часов, уже ночью домой возвращалась, а утром снова на работу. В то время и по субботам учились, так что в школу я ходила шесть раз в неделю. Только в самые морозные месяцы не ходила домой, жила на квартире в Палехе. Вот так и крутилась три года, но семилетку я закончила.

К этому времени произошло укрупнение колхозов, наш колхоз объединили с деревнями Иваньково и Богатищи. Председателем в это время был Леонид Васильевич Гусев. Встречается он как-то раз мне на улице: «Вера, приходи в контору работать».

А как там работать? Я же ничего не умею, правда математику в школе я знала хорошо, вот и стала в конторе работать. Документы в порядок привела, подшила, пронумеровала, в папки разложила, уже можно было легко найти нужный документ, помогала начислять трудодни колхозникам. И в Палех с различными документами ездила.

А потом послали меня учиться в сельскохозяйственную школу в Шую. В колхозе нужен был бухгалтер, но когда я приехала в Шую, то оказалось, что набор на специальность – бухгалтер уже завершен, мне предложили выучиться на младшего зоотехника. Через год, после окончания учебы, я вернулась в колхоз и стала работать заведующей фермой, проработала пять лет.

– Вы вышли замуж, когда работали заведующей фермой, а как Вы познакомились с будущим мужем.

– Александр Васильевич Лимонов был электриком, он пришел в контору устраиваться на работу, я в то же время пришла по каким-то делам, так и познакомились. В 1958 году в наш колхоз провели электричество, в том же году мы и поженились. Впоследствии муж стал работать и по газу.

Первое время после свадьбы мы жили у мамы, братья и сестры все уже к тому времени разъехались. Мама говорила: «Живите, но свой угол заводите». Хотели построить дом в Прудове, но свободных мест в деревне не было. Все участки были заняты, а на колхозных землях строить нельзя, земля сельхозназначения. Построили дом в Зименках. Там в то время выделяли участки, и дома стали строить многие молодые семьи, деревня сразу помолодела. В то время в деревнях жило много народу. Мы купили дом в Залесье, перевезли его и через год и два месяца перешли в новый дом, деньги на строительство взяли в кассе взаимопомощи в колхозе.

От того, проведут ли электричество в деревню, зависело и само существование деревни. В нашу деревню электричество провели и уже в 1963 году мы могли смотреть телевизор, а в Николо-Пенье свет не провели и жители этой деревни приходили к нам смотреть телевизор, постепенно из этой деревни разъехались все жители, и деревня опустела.

– После переезда в Зименки, Вы перестали работать на ферме?

– Работала бы заведующей фермой и дальше, но когда вышла замуж и появились дети, то их не с кем было оставлять, садика в деревне не было, я стала работать дома. Работала со льном. С поля привозили лен прямо к дому, а я разбирала его, подбирала по длине и по цвету, связывала в большие снопы, чтобы можно было отправить на льнозавод. От того, как правильно подобран лен, зависела цена, которую платили за него на заводе.

Когда дети немного подросли, стала работать в бригаде, потом работала в телятнике с племенными телочками. А 1986 году мы решили переехать в Беликово, потому что не было никаких дорог. Дети учились в Панове, всю неделю они жили в интернате при школе, а на выходные приходили домой. Идешь их встречать – дорогу снегом перемело, темно, с трудом протаптываешь тропинку. А потом дети выросли, стали приезжать к нам с внуками, а машина к нам пройти не может, вот и решили мы переехать поближе к дороге. В Зименках у нас было крепкое хозяйство, здесь дом похуже был, хотя и продавался он дороже, но покупали мы не дом – покупали дорогу. А в этом доме пришлось все переделывать, и крышу и фундамент. Мы были еще в силе, и дом отремонтировали. А сейчас дорога рядом, детям и внукам очень легко до нас добираться.

– Вера Федоровна, расскажите немного о своих детях.

– В 1959 году в нашей семье родилась дочь Елена, она окончила в Иванове текстильный институт, живет в Иванове, у неё двое сыновей.

Сын Владимир, 1963 года рождения, после окончания школы поступил в Тамбовское военное училище. Когда учился на последнем курсе, женился. На свадьбу мы ездили с мужем. Свадьба была очень интересная, на столах было полно различных блюд и ни капли спиртного. Было много молодежи: парни из группы сына и девушки от невесты, она училась в педагогическом институте. Было очень весело.

Служить сына отправили на Северный Кавказ, жили они в Моздоке, сноха Лена работала в школе. Она говорила, что раньше дети разных национальностей были как одна большая семья, а потом началась перестройка и пошло разделение даже между детьми. Владимир до пенсии жил в Моздоке, пришлось ему воевать и в Чечне, сейчас он живет и работает в Кохме, у него двое детей.

Мой муж умер в 2001 году, он был хорошим человеком, мы с ним дружно жили. У меня хорошие дети и внуки, они заботятся обо мне, часто приезжают в деревню вместе со своими детьми. У меня уже четыре правнука и две правнучки. К их приезду я уже готовлю целый список дел, которые надо сделать. И они не уедут, пока всё не переделают. Когда я их жду, то к их приезду стараюсь приготовить что-то вкусное, пеку пироги и ватрушки.

Вера Федоровна ветеран Великой Отечественной войны и ветеран Труда, имеет звание «Победитель социалистического соревнования». Она любит жизнь и интересуется всеми новостями, выписывает газеты «Призыв» и «Пенсионерская правда». Пожелаем ей крепкого здоровья и счастья. Пусть каждый новый день приносит ей радость от общения с родственниками и друзьями.

Вера Федоровна и Александр Васильевич Лимоновы.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

124