Меню
12+

«Призыв», Общественно-политическая газета посёлка Палех и Палехского района Ивановской области

06.08.2018 11:23 Понедельник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Нас объединяет Христос

Автор: Е. Лакеев

До того момента, как о. Николая Кострова перевели в Палех и назначили настоятелем Крестовоздвиженского собора, он служил в небольшом юрьевецком селе Соболево в Храме Воскресения Христова. Неспешную деревенскую жизнь (в Соболеве живет чуть более 400 человек) прервал звонок благочинного: нужно было срочно ехать к владыке Илариону. В Кинешме о. Николая и матушку Наталью ожидало необычное предложение. Епископ объявил о своем решении отправить батюшку в Палех: Крестовоздвиженскому собору необходим был новый человек, который возглавил бы благочиние и занялся развитием прихода. О. Николай согласился и очень скоро оказался в Палехе, перевез семью и теперь обживается в новом доме. Мы решили познакомить читателей с новым настоятелем Крестовоздвиженского храма и встретились с о. Николаем.

— Когда поступают такие внезапные предложения, владыке нельзя отказывать?

— Вы знаете, не то чтобы нельзя. Меня благословили. Есть послушания, которые нужно выполнять. Послушание, как правило, дают по силам человека. Иногда кажется, что перед тобой слишком много работы, но на самом деле — нет, её ровно столько, чтобы ты мог справиться.

Я прослужил в прежнем храме недолго, поэтому переезд дался не так тяжело, как могло бы быть, если бы я посвятил тому храму много лет. Хотя переезжать всегда тяжело. Мы с семьей собрались и поехали.

— Первое впечатление от Палеха?

— Впервые я посетил Палех уже в качестве священника. В прошлом году на Рождественских чтениях я принимал участие в архиерейском богослужении. Тогда город посмотреть не удалось, все-таки была зима. Летом Палех — чистый и уютный — обратил на себя внимание. Это по-своему красивое место с неповторимой самобытностью, особой архитектурой. Удивительно, что на домах сохранились резные наличники. Палешанам удалось сберечь то «преданье старины глубокой»: смотрите, потомки, как у нас было! Это впечатляет, это завораживает. Что касается жителей, палешане — люди отзывчивые и добрые.

Собор впечатлил своим богатым убранством. До наших дней дошел первоначальный иконостас, это дорогого стоит. Если посмотреть в округе — многие храмы разорены и утрачены, палехский, милостью Божией, сохранился, во многом благодаря тому, что он был музеем. Что-то требует реставрации и ремонта, но эти вещи нужно доверять специалистам. Будем трудиться, взаимодействовать с прихожанами, с администрацией района, с людьми, неравнодушными к судьбе храма. То наследие, которое еще сохранилось, мы обязаны сберечь для будущих поколений.

— В Палехе распространен слух о том, что купола и крышу собора хотят позолотить.

— Я видел разные купола, но сиреневые — впервые. Для меня это было неожиданно, интересное архитектурное решение. На мой взгляд, было бы хорошо, если бы главы куполов на храме были золотистого цвета. Я ни в коем случае не против того, как покрашена крыша, но надо понимать, что краска рано или поздно начнет выцветать, шелушиться, будет требовать обновления. А это расходы и человеческий ресурс. Надо подходить прагматично — сделать так, чтобы как можно дольше простояло. Но, конечно, это только мое мнение.

В Палехе сложился архитектурный облик города, и храм должен быть вписан в этот ансамбль. В этом вопросе опять же нельзя обойтись без специалистов, которые смогут что-то подсказать, грамотно обосновав свое предложение. Храм — это не частная лавочка и тем более не вотчина священника, а общее достояние города. В благоукрашении храма должны принимать участие все, соборно.

— Как прихожане отреагировали на смену настоятеля?

— Когда я первый раз служил здесь в качестве настоятеля, я увидел общину. Люди продолжают ходить в храм, несмотря на то, что произошла смена настоятеля. И это правильно: всё-таки в храме прихожане сплачиваются вокруг Христа, когда приобщаются к Телу и Крови Спасителя. Это нас объединяет. Конечно, прихожане привыкают и к самому священнику, и сейчас происходит адаптация к новому. Я думаю, должно пройти какое-то время, чтобы люди привыкли.

Я познакомился с прихожанами, в первую очередь с теми, кто работает в храме. С теми, кто помогает поддерживать храм в чистоте и порядке. Мы собирали и церковную десятку, обсудили насущные вопросы, наметили вектор, по которому нужно двигаться приходу. Появился живой интерес, люди откликнулись, хорошо отнеслись к переменам, которые мы потихонечку будем проводить в храме.

— Много молодежи можно увидеть в Палехе на богослужениях?

— Молодежь ходит! И подростки, и молодые люди, и девушки. Народ приносит маленьких детишек причащать. Палехский собор может вместить около 500 человек, и, учитывая этот критерий, общине есть куда расти. Храм строился для большего количества людей, он и называется собор. Будем работать с людьми, просвещать, будем развивать Воскресную школу. Может быть, организуем беседы о христианстве для взрослых и детей.

Порадовало, что в храме есть алтарники, которые во всем помогают храму. Несмотря на свой юный возраст, они исполняют и послушание звонарей. Звонари сейчас — роскошь для храмов. Школы звонарей сохранились в больших городах, но встретить настоящих звонарей, которые бы к этому стремились, — это большая редкость в современном мире. Отрадно, что в Палехе такие есть. Они занимаются, обучаются. Это пригодится им в будущем, особенно если ребята свяжут свою жизнь с храмом. Кто знает, может быть, Господь призовет, и кто-то из них выберет путь священства.

— А с чем связан Ваш выбор жизненного пути?

— С детства у меня было желание побольше узнать, поближе познакомиться со своей верой. Я был крещен в детстве в православии, родители хоть и крещеные, но не были воцерковлены. А вот бабушка посещала службы. До какого-то момента сходить поставить свечечку, написать записочку меня вполне устраивало. Но потом захотелось большего: углубиться в суть христианства, в вероучительные истины. С благословения духовника я выбрал эту дорогу. Были и сомнения, и не сразу все давалось. Но с Божией помощью все выстраивается.

— Первое что вы сделали — провели демократизацию отношений «храм — посетитель». Как достичь компромисса между соблюдением традиций и желанием, чтобы храм был открыт для всех?

— Сказать, что это была «демократизация» — нельзя. Я уверен, кто-то ошибочно подумал, что в храме стали проходить какие-то «либеральные» вещи — да ничего подобного. Ничего подобного! Наши первые шаги нормальны для любого христианина: по-доброму относиться к вошедшим в храм. Это совсем не означает, что наступила вседозволенность. Не стоит забывать, что в наш храм часто заходят паломники и туристы. Кто-то из них воцерковлен, а кто-то только начинает знакомиться с православием. К ним нужно относиться с пониманием, особенно к тем из них, кто оказался в церкви впервые. Когда человек видит, что к нему относятся доброжелательно, с любовью, есть надежда на то, что он и потом будет приходить в храм. Если человек видит агрессию, негатив… Это отталкивает людей. Он может больше вообще не прийти к Богу.

Собор посещают и иностранцы. Их привлекает красота храма, не исключено, что и Господь их каким-то образом направляет. Несмотря на то, что им бывает чужда религия, и к ним надо доброжелательно относиться. Человек не знакомый с правилами поведения в храме, который что-то сделал не так, по незнанию, не заслуживает того, чтобы его, простите, гнали взашей. Он пришел посмотреть, что-то сфотографировать, не более. Конечно, нормальная практика — перед тем, как фотографировать — взять благословение. Единственное, не благословляется фотографировать во время богослужения. Фотограф может помешать прихожанам молиться.

Отдельно скажу про одежду посетителей. Если человек собирается на выставку или в театр, он одевается подобающим образом. Выход в свет подразумевает вечернее платье у женщин, костюм у мужчин. Словом, классический, строгий стиль в одежде. Если человек засобирался на пляж — он не подумает надевать костюм. Поэтому и приходя в храм, важно понимать, куда и к Кому вы приходите.

Платки и юбки, которые можно взять в притворе, в храме сохранились, для людей это удобно. Бесспорно, умышленное бесчинство в храме надо пресекать. Здесь прихожане могут мягко разъяснить человеку, в чем он ошибается, когда не стремится придерживаться вековых христианских традиций. Но при этом, важно человека не оттолкнуть и не обидеть.

— Что бы Вы посоветовали людям, которые испытали негативный опыт посещения церкви (например, встретились с агрессией в храме)?

— Вы знаете, еще до священства у меня был такой негативный опыт. Представьте, Страстная неделя, пятница, вынос плащаницы. Мы пришли в храм помолиться, приложиться к плащанице. В тот день у меня заболела спина. Поклоны-то я сделал, но вот разогнуться было настоящей проблемой. И тогда я легонечко прислонился к плащанице. И тут же в ответ с такой злобой, агрессией получил по руке: «Нельзя прислоняться к плащанице!».

Посоветую на подобное не обращать внимания. В храм вы пришли не к людям, а к Богу. Можно к священнику подойти, объяснить ситуацию, и тот примет меры. А бывает и священник устал, и тоже надо его понять: священство не идеально… Они со своими заботами, характерами, страстями. Священники не с другой планеты прилетели, а все такие же люди.

Такой опыт не должен отталкивать от веры. Христос объединяет прихожан. Если уж Господь нам многое прощает, то и мы должны стараться прощать.

— Планы: что необходимо реформировать в приходе?

— Первое, что мы сделали, — это продлили часы работы храма. Теперь в храм в будни можно попасть с 8 до 16 часов. Когда идет богослужение — соответственно дольше открыто. Если возникнет потребность в священниках – будем обращаться к владыке с этим вопросом. Всё-таки собор предполагает наличие хотя бы двух священников и диакона. Мало ли, какие бывают ситуации — болезнь, отъезд, а кафедральный собор без службы оставить никак нельзя.

Хотелось бы расширить хор или создать параллельный состав. Должна быть, как я уже говорил, взаимозаменяемость. Сейчас работаем над этим вопросом, те, кто пели раньше, откликаются.

— Напротив храма стоит памятник Ленину, как вы считаете, это уместно? Как вы относитесь к советскому культурному наследию?

— Советское наследие — это часть нашей истории. Из истории не выкинешь моменты: нравятся они нам или нет. Был такой период в истории России — кто-то к нему относится до сих пор с благоговением, кто-то критикует. Все же по-разному думают, одного мнения быть не может. Время внесет свои коррективы и все расставит на свои места.

Лично мое мнение, памятник Ленину, который стоит напротив храма, лучше было бы перенести в другое место. Все-таки Ленин — представитель богоборческой власти, при которой много было разрушено храмов и убито священников. Но сейчас подобные предложения могут вызвать разногласия, привнести раскол в общество. Этот вопрос пусть решают специалисты и жители Палеха.

— Как только Вы оказались в Палехе, в социальной сети «ВКонтакте» появилось сообщество прихожан Крестовоздвиженского храма. Как вы относитесь к социальным сетям?

— Время диктует! И в Интернете нужно проповедовать. Сообщество в Интернете — это площадка, на которой можно проводить дискуссии, задавать вопросы и священнику, и друг другу. Это большое подспорье нам. Конечно, оно рассчитано в основном на молодежь, на людей динамичных, развивающихся.

Сейчас в нашем сообществе состоит чуть более 100 человек, будем развиваться. С помощью сети можно общаться со всем миром, в России и за ее пределами, со всеми, кто неравнодушен к православию. Правда, признаюсь — времени у меня не хватает, социальными сетями занимается матушка.

— У священников действительно не так много времени, чем Вы занимаетесь на досуге?

—  Все свободное время стараешься уделять семье. После приезда в Палех нет ни единой свободной минуты. На предыдущем месте было проще: храм от нас находился в 4 км. Если погода хорошая — мы ездили с матушкой туда на велосипедах. Пока едешь можно пообщаться. Кругом красиво —  берег Волги.

— А Вы не скучаете по Волге?

— Скучаю, конечно, (улыбается). Я там вырос, тяжеловато без большой реки… Впрочем, Юрьевец не так далеко находится от Палеха — можно приезжать и останавливаться там. В Палехе у приходского дома, где мы живем, – большая территория. Можно вечером выйти посидеть на лавочке с чашкой чая, полюбоваться закатом, поговорить. Мне еще нравится созидать – заниматься садом, огородом, иными словами — ручным трудом. Здесь есть для этого все возможности. Осталось найти время.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

279