Меню
12+

«Призыв», Общественно-политическая газета посёлка Палех и Палехского района Ивановской области

26.01.2018 10:52 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 4 от  26.01.2018 г.

Подвиг тети Шуры

Автор: Е. Лакеев

Воспитанники детского дома, среди которых Олег Платонов в составе духового оркестра.

В дни памяти освобождения города-героя Ленинграда от военной блокады немецкими войсками мы публикуем историю очевидца — Олега Алексеевича Платонова. Ленинградский мальчик, переживший блокаду, и палехский художник, перешагнувший 85-летний рубеж.

В коммуналке на старом Невском

Большая семья юного Олега, которому к началу войны исполнилось лишь 8 с половиной лет, жила в угловой квартире № 93 в доме по улице Конной. Это была коммуналка, шумная, но просторная комната. Хорошие соседи и безмятежное ленинградское детство.

У Платоновых Нины и Алексея кроме Олега было еще трое детей: младший Боря и две девочки. Родители трудились на заводах, мама — на военном, отец — на фабрике рядом с Александро-Невской лаврой. Воспитание детей лежало на плечах бабушки и дедушки, которые жили в соседней комнате. Благодаря им Олег еще до школы научился читать и писать. Семья была верующей, и бабушка часто водила в лавру маленького Олега. Все это осталось в воспоминаниях: Троицкий собор петровских времен, надгробия монастырского некрополя и предвоенная весна.

Война, вставшая на краю города и сыпавшая бомбы с неба, застала горожан врасплох. Дом, в котором жили Платоновы, напоминал флигель, расположенный внутри каменного колодца соседних пятиэтажек. В одну из них попал фугас. Дом задрожал, готовый превратиться в руины, но выстоял. Семья перебралась к родне на Литейный.

Пришла зима, в городе начался страшный голод. Так называемые Бадаевские склады с продовольствием, которые располагались неподалеку от Александро-Невской лавры, были подорваны немцами.

Бадаевские склады — комплекс помещений, использовавшийся для хранения больших запасов продовольствия. В начале блокады в результате авианалетов склады сгорели, вследствие чего город лишился значительной части продуктов. По официально опубликованным данным, там находилось 3 тыс. тонн муки и 2,5 тыс. тонн сахара. Сахар горел и плавился, впитываясь в землю. Когда начался массовый голод эту «сладкую» землю блокадники заваривали и просто ели.

Те самые «блокадные» 150-125 граммов хлеба на человека не смогли уберечь семью Олега от смертей. Да и хлебом эту порцию Олег Алексеевич даже спустя годы называть не решается.

Служащие, иждивенцы и дети получали в период с 20 ноября по 25 декабря только 125 граммов хлеба в день. Рабочим полагалось 250 граммов хлеба, а личному составу пожарных команд, военизированной охраны и ремесленных училищ — 300 граммов. В блокаду хлеб готовили из смеси ржаной и овсяной муки, жмыха и нефильтрованного солода. Хлеб получался практически черным по цвету и горьким на вкус.

Аномально холодная зима и постоянный голод стали забирать близких. Мама Олега умерла, попросив напоследок воды. Следом за ней на глазах мальчика умерли почти все. Остались только он, бабушка и совсем маленький Боря.

Люди, измученные голодом, умирали в полном сознании. Фраза из дневника ленинградской девушки: «Теперь умирают так просто: сначала перестают интересоваться чем бы то ни было, потом ложатся в постель и больше не встают».

Мамина подруга и коллега Александра Захарова — тетя Шура, неизвестно каким образом, но узнала о беде. Несмотря на истощение, она нашла силы прийти на Литейный. К тому моменту бабушка Олега лежала бездыханной, а вокруг нее сидели измученные дети. Тетя Шура забрала их. Боря, у которого была уже последняя степень дистрофии, попал в больницу. Вскоре он умер. Олег остался один из всей семьи Платоновых.

Дистрофия или «ленинградская болезнь» — нарушение общего питания организма вследствие длительного недоедания. Когда начались смерти от дистрофии, врачи долго не могли понять, от чего человек умер. До блокады это слово не употреблялось.

Решив, что мальчику будет лучше в детском доме, тетя Шура отвела его в распределитель. Сама спасительница смогла пережить блокаду. Уже после войны Олег Алексеевич навещал ее. Она жила одна, детей у нее не было.

Встретил Победу в детдоме

алом был большой мясокомбинат, который не закрывался даже в блокаду. Мальчишек, оставшихся без близких, таких как 9-летний Олег Платонов, поместили в общежитие при комбинате.

Олег Алексеевич вспоминает, как они с ребятами караулили грузовики с отходами мясного производства, чтобы на ходу что-то успеть вытащить или отрезать ножом. Благодаря этому и выжили.

В начале 1943 года их сформированный Детский дом № 68 наскоро объединили с 69-м. Всех, кто был в силах, было решено отправить баржей через Ладогу. На другом берегу детей ждал эшелон. Стоит ли говорить, что вагоны этого поезда были не пассажирскими. По Северной железной дороге полуживые дети отправились через Вологду и Ярославль в городки Ивановской области. Состав шел неделю, за это время многие умерли в пути.

Поздней ночью поезд прибыл на станцию «Шуя». К этому моменту на Тезе уже были подготовлены баржи. Всех, кто выжил, погрузили на них. Довезли до пристани, от которой далее по узкоколейке ленинградские дети попали в Южу. Там ребят сразу накормили, изъяли старую одежду и вымыли в бане.

В южском детдоме Олег проучился несколько лет, закончив 4 класс на пятерки. К этому времени кого-то из ребят смогли отыскать выжившие в блокаде и войне родители. Остальных, в числе которых был и Олег, отправили в приют под Хотимль. Там он закончил 7 классов, научился столярничать и обнаружил любовь к пению и духовым инструментам.

Несколько лет блокадное прошлое не отпускало ребят. Они делали запасы еды, откладывая ее в тайники. Голод и страх всегда стояли за спинами этих подростков.

- А 45-й год помните?

- Когда война кончилась… что мы там творили! Бегали, орали! Победа! Мальчишки…

Палехское счастье

О.А. Платонов. Пластина «Наш час настал» Палех, 1985 г.

- Мне исполнилось 16 лет. Эх, не помню я имени воспитательницы, хорошая она была! Привезла меня в Палех. В художественном училище уже прошли экзамены, и мне пришлось сдавать свои в одиночестве.

Олег Алексеевич поступил. Обучение было основательным — 5 лет. Автомобили тогда были в диковинку и первое время студент Платонов ходил по нескольку километров в день через деревню Тименка к своим детдомовским друзьям. Поварихи подкармливали, давали снедь с собой, он делил ее с ребятами. В прежние времена училище располагалось в здании нынешней центральной библиотеки. На втором этаже часто устраивались танцы. На них он и познакомился со своей будущей женой Ниной. Как только молодой художник Олег Платонов получил диплом и устроился в мастерские, они поженились.

- И живем вместе уже 62 года! В апреле будет 63.

Олег стал много трудиться, вступил в Союз художников, помогал оценивать работы в художественном совете. Спустя годы его произведения попали в Ленинград и хранятся теперь в Русском и в Этнографическом музеях. Платоновы бы гордились. Художник и сам не раз навещал свою малую родину. Был на старой квартире, да только приняли его осторожно. Не расстроился, гулял по лавре, смотрел на Неву. С женой Ниной они побывали в восстановленном Петергофе.

В результате военных действий Петергоф был почти полностью разрушен. Около 30 тысяч предметов живописи, декоративно-прикладного искусства и скульптуры из дворцовых коллекций были уничтожены; фонтаны и водоводная система выведены из строя; более одной трети зеленого массива — вырублены. Сразу после освобождения города в январе 1944 года начались работы по возрождению дворцово-паркового комплекса.

Послесловие

У пары ветеранов есть дочь, внуки и правнуки. Олег Алексеевич и Нина Константиновна считают, что получают хорошие пенсии. Сетуют только на отсутствие возможности помыться в квартире. Глава семейства уже плохо ходит, лишь вспоминает, как он в молодости мог обойти все палехские окрестности, любуясь их красотой. Семья нанимает такси для рядового похода в баню.

* * *

В одном из исследований, посвященном истории блокады, говорится о важности семьи в критический для ленинградцев момент. Люди умирали от голода, их убивали осколки бомб и морозные дни, стоявшие до самого мая. Но они не предавали своих близких. Семьи, как и город-герой стояли до конца. Это пример удивительного мужества и настоящей любви.

Любовь — это единственное спасение на внезапной войне. И я уверен, что главное это не убить врага, а закончить войну. Сохранить в себе любовь, пронести ее и передать другим. Потому что, несмотря ни на что, любовь побеждает всё.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

84