Меню
12+

«Призыв», Общественно-политическая газета посёлка Палех и Палехского района Ивановской области

23.12.2016 16:21 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 52 (10014) от 23.12.2016 г.

В начале было слово

Автор: Рубрику подготовил Е. Лакеев

Перед вами специальный декабрьский выпуск рубрики, который посвящен 92-летию со дня образования Палехской артели древней живописи. Корреспондент газеты «Призыв» навестил Государственный музей палехского искусства, чтобы встретиться с Ольгой Колесовой — автором местного бестселлера  «Палех и палешане» (которого, к большому сожалению, больше нет в продаже).

В этот раз наш собеседник рассказал о тех книгах, которые должны составлять книжную полку каждого, кто заинтересовался Палехом и палехским искусством.

Ольга Колесова, директор ГМПИ:

«Палеху очень повезло, что его искусством занимались выдающиеся искусствоведы, которые имели значение для всей русской науки. Это, прежде всего, Анатолий Васильевич Бакушинский и Герман Васильевич Жидков. Оба профессионалы музейного дела, оба работали в Государственной Третьяковской галерее. А.В. Бакушинский заведовал отделом графики, а Герман Васильевич после пребывания в Палехе, вернулся в столичный музей и стал заместителем директора по научной работе. Он возглавлял всю научную деятельность, которая велась в Третьяковке. Наверное, благодаря  этим людям Палех стал передовым центром искусства. Палех так известен ещё и  потому, что о нем много писали.

Анатолий Бакушинский

«Искусство Палеха» (1934)

В первую очередь стоит назвать книгу А.В.  Бакушинского «Искусство Палеха». Книга появилась в 1934 году, то есть как раз в то время, когда Палех был на вершине своей славы. Этот труд способствовал дальнейшей популяризации искусства Палеха. Примечателен тот факт, что предисловие к  книге было написано Луначарским, что придавало Палеху некий статус художественного явления, оцененного советским правительством.

Мы знаем, что палехское искусство гораздо раньше полюбили за границей, а вот в нашей стране его принимали не так восторженно, как бы этого хотелось.

Многим палехское искусство оказалось непонятным. Существовали устоявшиеся академические формулы: в советском искусстве были свои академические правила, свои академики живописи. С  этой точки зрения искусство Палеха — явление совершенно неправильное. Доступным языком Анатолий Васильевич Бакушинский объяснил, почему палехское искусство так понравилось зарубежному зрителю, и что в нем такого необыкновенного. Именно он впервые поставил в один ряд палехских художников (прежде всего Ивана Ивановича Голикова) и великих мастеров эпохи Возрождения, того же Рафаэля. Вспомним, что все академическое искусство основано на достижениях старых мастеров.

Книга Бакушинского важна не только как аналитическая, или строго научная. Автор приводит много высказываний, воспоминаний об истории Палеха. В ней рассказывается о Палехе как об особом селе, о необыкновенной ауре здешних мест.

Структура самой книги интересна и крайне важна. Сначала автор рассматривает исторические корни: древнерусское искусство как основу палехского мастерства. В советское время на иконопись смотрели как на явление отжившее, архаичное, и даже вредное, которое надо поскорее забыть (а так повсеместно и происходило). Благодаря пристальному вниманию исследователя к палехской иконе и сохранилось наше древнее прошлое, и храм сохранился.

А.В. Бакушинским были проанализированы иконы, которые находились в храме. Эта часть книги очень значима, благодаря ей бывшие иконописцы поняли, что значило их прежнее ремесло, они не должны стыдиться того, что они «богомазы».

То, что автор пишет в разделе о современном палехском искусстве — лаковой миниатюре — стало основой, определившей все законы палехского искусства. Конечно, можно говорить о палехском искусстве современным языком, новыми терминами, привлекать новые произведения к изучению, но основные правила были определены А.В. Бакушинским раз и навсегда.

К тому же он единственный, кто проанализировал монументальную живопись палешан — фрески Крестовоздвиженского храма. После А.В. Бакушинского так подробно палехскими фресками не занимался никто. Он составил схему, описание, провел сравнительный анализ.  Его книга и в настоящее время остается главным источником в изучении палехского искусства.

Герман Жидков

«Пушкин в искусстве Палеха» (1937)

Если говорить о другом знаменитом знатоке палехского искусства — Германе Васильевиче Жидкове, то он, по сути, продолжает работу А.В.  Бакушинского и во многом опирается на его  труд «Искусство Палеха». Герман Васильевич исследует тему творчества А.С. Пушкина в искусстве Палеха, анализируя целый пласт работ, лучших произведений.

Анатолий Васильевич Бакушинский просто не успел коснуться пушкинской темы, в силу того, что к 1934 году еще не было работ в необходимом для исследования количестве. В 1930-е Палех непрерывно развивается, и Г.В.  Жидков начинает фиксировать и анализировать новые явления. Новое, в том числе, — это театр, палешане начинают активно работать в театре. Автор пытается связать палехское искусство и театр. В целом книга Г.В. Жидкова — это пример того, как развивается та основа, которая была создана А.В. Бакушинским.

Мария Некрасова

«Палехская миниатюра» (1978)

Можно выдвинуть гипотезу, что процветание Палеха связано с пристальным к нему вниманием искусствоведов. Это подтверждает деятельность Марии Александровны Некрасовой. Она начинает заниматься Палехом в 1960-е годы. В это же время Палех постепенно отказывается от  идей станковизма и соцреализма, которые трудно ассоциируются с Палехом, с его духовностью и древнерусскими традициями. Наступает такой момент, когда художники чувствуют, что надо двигаться дальше, а куда, они не совсем понимают. Мария Александровна чутко уловила эту потребность, она и определила новую концепцию развития. Палех вновь приобрел популярность как в 1930-е годы.

Книги М.А. Некрасовой переиздаются, они востребованы. Основные идеи автора переходят из книги в книгу, но, безусловно, демонстрируют развитие Палеха.  Появляются новые имена, анализируются новые этапные произведения. Как раз с конца 1960-х Палех дал такое огромное количество новых имен.

Некоторые идеи М.А. Некрасовой сегодня не бесспорны. Нельзя согласиться с тем, что Палех был поставлен в один ряд со всеми остальными промыслами. В те годы промыслы начали подводить под одну общую базу народного искусства. Однако у Палеха все равно своя миссия, своя роль. И понятно, что народное искусство и Рафаэль… это разное. Рафаэль идет от классического искусства древних греков. Эту древнюю классическую основу палехской миниатюры Мария Александровна не анализирует, она делает акцент в своих трудах исключительно на народную основу Палеха.

С другой стороны еще виден социальный заказ. В те времена приветствовались труды, в которых старались отвергнуть именно иконописную основу палехского искусства, увести разговор в русло народных традиций. Видимо, стояла определенная задача перед наукой. Однако всегда настаёт тот самый критический момент, когда уже художника не остановить, он начинает сомневаться. Таким образом, если говорить о М.А. Некрасовой — все её книги обязательны для прочтения, но кто-то будет соглашаться с автором, а кто-то — спорить.

Сейчас, к сожалению, тот период, когда наука глобально не занимается художественными центрами, повержены все авторитеты, а художники не доверяют никому. Сегодня мы все больше пишем о прошлом, обращаемся к тому, что прославило Палех. О настоящем, а тем более, о будущем Палеха — об этом искусствоведы молчат.

Ефим Вихрев

«Палех» (1930), «Палешане. Записки палехских художников о их жизни и творчестве, написанные летом 1932 года и иллюстрированные ими самими» (1934)

Бакушинский, Жидков, Некрасова — это аналитические, искусствоведческие труды. Но если мы хотим узнать больше о палехских художниках, всесторонне знать Палех, здесь, конечно, не обойтись без книг Ефима Федоровича Вихрева. Это еще одна фигура, без которой немыслимо изучение Палеха. Тот, кто хочет приблизиться к пониманию местного искусства, просто обязан прочитать книги Е.Ф. Вихрева.

Он, безусловно, стоит особняком, потому что Вихрев не искусствовед и не исследователь, у него совершенно другая задача. Он сделал не меньше, чем А.В. Бакушинский и Г.В.  Жидков для пропаганды палехского искусства. Во-первых, его книги были изданы раньше. Во-вторых, не каждый возьмётся читать научный труд. Для многих будут интереснее очерки, повествующие живым языком о Палехе и художниках. То, что Палех массово стали знать — это заслуга Ефима Федоровича.

Уникальность Вихрева как литератора, состоит, прежде всего, в том, что он убедил художников Палеха написать о себе. Когда мы читаем эти очерки, написанные самими палешанами, мы начинаем понимать, почему они так талантливы. Если они так ярко умеют складывать слова, то уж что говорить о живости их профессионального живописного языка. За манерой литературного изложения (которая, у кого-то витиевато складывается, или напротив,  четко) мы сразу видим художественную манеру мастера. Это очень интересный жанр, открытый Е.Ф.  Вихревым.

Николай Зиновьев

«Искусство Палеха» (1968), «Стилистические традиции искусства Палеха» (1981)

Не стоит забывать и о писательских трудах Николая Михайловича Зиновьева. Он знал «стариков», помнил их рассказы.

К слову, всегда заметно, когда о палехском искусстве пишет человек далекий от Палеха. Он наверняка что-то читал о Палехе, но не видел, как художники работают, не прикасался к их произведениям. Такие исследователи пишут совершенно по-другому, чего нельзя сказать про Н.М. Зиновьева: терминология в его книгах типично палехская. По сути, благодаря Н.М. Зиновьеву, мы освоили тот язык, которым палешане пользовались много десятилетий назад. Он закрепил эту особую терминологию и древние знания. Люди со стороны нередко просят расшифровать терминологию палехских мастеров.

Вот этот особый палехский язык и можно почувствовать в книгах Н.М. Зиновьева, А.В. Бакушинского. Да и М.А. Некрасова тоже использует палехский слог.

Другая книга Николая Михайловича, может быть, и не предназначена для многих. Она скорее подойдет для специалистов, по своей сути это методика, которой пользуются художники, пишущие иконы и миниатюры.

Украшенная палехскими художниками книга «Искусство Палеха» А.В. Бакушинского

Виталий Котов

Неизданные статьи и очерки об искусстве Палеха

Если говорить о публикациях последних десятилетий, то нельзя не вспомнить Виталия Тимофеевича Котова. Невероятно, как изменилось с течением времени понимание Палеха у этого исследователя. Призывая в начале художников Палеха осваивать приёмы академической живописи, сближаться с ней, впоследствии Виталий Тимофеевич совершенно иначе оценивал достижения палешан, и не только основоположников, но и современных ему мастеров. Он восторженно писал о Кочупалове и  Лопатине. Не верить Котову нельзя, потому что он был профессиональным искусствоведом, философом.

Новейшие течения в палехском искусстве он тоже пытается осмыслить, найти какое-то положительное зерно и в этом явлении. Он писал о творчестве Михаила Ларионова, наверное, В.Т. Котов был первым, кто его заметил.

Палешанам еще предстоит собрать все труды Виталия Тимофеевича. Будем надеяться, что когда-нибудь они будут опубликованы в одной книге. Каталог всех газетных публикаций В.Т. Котова можно найти в музейном Библиотечно-информационном центре, там же хранятся все его публикации, начиная с 1960-х годов».

Разворот книги «Палех и палешане» Ольги Колесовой

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

228